Меню
16+

Гудермесская районная газета «Гумс»

28.01.2016 10:51 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 3-4 от 28.01.2016 г.

Это было, было, было... А назавтра была война... Штурм Грозного

Автор: Х.АКБИЕВ

11 декабря исполнился 21 год со дня начала первой чеченской войны. В первых числах ноября 1994 года в Кремле собрались на экстренное заседание члены Совета безопасности России – президент Борис Ельцин, премьер Виктор Черномырдин, глава Госдумы Иван Рыбкин и председатель Совета Федерации Владимир Шумейко, а также – руководители всех силовых ведомств и спецслужб. Высокопоставленные мужи решали один вопрос: «Начинать войну в Чечне или нет?». С докладом на заседании выступал министр обороны Павел Грачев. За ввод войск в Чечню проголосовали все присутствующие, кроме… Грачева. Он впоследствии подтвердил: «Я был единственным, который выступил на том Совете безопасности против военных действий в Чечне».
Тогда Черномырдин предложил Ельцину поменять министра обороны. Но Ельцин решил оставить Грачева в своей должности и поручил ему «в двухнедельный срок составить план ввода войск в Чечню». Грачев принял правила игры, чтоб остаться в кресле министра обороны и взвалил на себя ответственность за войну. Ельцин после секретного заседания Совбеза подписал Указ «О мерах по укреплению правопорядка на Северном Кавказе». В нем же он предложил всем боевикам ультиматум – сдать оружие до 15 декабря 1994 года. Это произвело эффект разорвавшейся бомбы, и боевики начали не сдавать, а закупать оружие. Не дожидаясь срока окончания ультиматума, 11 декабря российские войска получили приказ входить на территорию Чечни.
С Дудаевым пытались договориться почти все ключевые политики и генералы. Среди них был и командующий ВВС, генерал армии Петр Дейнекин, под руководством которого на протяжении нескольких лет служил Джохар Дудаев. Но встреча не принесла успеха. Дейнекин так и доложил Верховному: «Дудаев принял меня с почтением как в прошлом своего начальника. Но категорически отказался вернуться в армию, мотивируя это тем, что избран чеченским народом, и он не может пойти против его воли». Грачев в Грозном тайно побывал 6 раз, но тоже безуспешно. Последняя их встреча произошла, когда Генштаб России уже разработал план ввода войск в Чечню…
Встал вопрос, кто возглавит операцию. Предпочли, что на эту роль более подходит генерал армии Владимир Семенов, занимавший тогда пост главнокомандующего сухопутными войсками. Как уроженец Карачаево-Черкесии, по словам Грачева, он более всех подходил на эту роль. Но Семенов отказался, и был уволен «…за действия, порочащие честь и достоинство военнослужащего и несоответствие занимаемой должности». Еще десятки генералов отказались возглавить эту бесчеловечную операцию. К примеру, отказался командовать войсками Северо-Кавказского военного округа и генерал-полковник Алексей Митюхин, не подписавший за свою бытность ни одного боевого распоряжения. Его примеру последовал и заместитель командующего сухопутными войсками Эдуард Воробьев, заявив, что войска не подготовлены.
К началу операции 11 декабря 1994 года армия фактически оказалась обезглавленной: министр обороны уволил всех своих заместителей. Рядовые солдаты и офицеры не могли не выполнить приказ, но перед штурмом Грозного они просто не знали, под чьим началом идут в бой. По плану, разработанному Генштабом, 11 декабря российские войска вошли в Чечню с трех направлений. При штурме Грозного 31 декабря в группировке войск «Север» самарский полк 1-й штурмовой отряд возглавлял подполковник Семен Бурлаков. Заняв аэропорт «Северный» и разминировав несколько мостов, отряд двинулся к центру Грозного, но неожиданно попал под шквальный огонь боевиков. Для того, чтобы сломить их сопротивление, командование решило обработать квартал артиллерией…
В моем журналистском блокноте сохранилась запись того периода, когда офицер по Центральному телевидению с горечью говорил: «Мы всю колонну оттянули назад. На доукомплектование получили абсолютно необученных механиков-водителей, которые умели только заводить машины и трогаться с места. При маневрировании машина наезжала на машину, получилась страшная давка. Тем временем по приказу бывшего полковника СА Аслана Масхадова боевики подтянулись к центру Грозного и заняли выгодные позиции.
Бурлаков же, выйдя из «пробки», продолжил движение к железнодорожному вокзалу со своим подразделением. Здесь уже занимала оборону майкопская бригада с комбригом Савиным. Завязался кровопролитный бой с масхадовцами, который не прекращался почти сутки. На помощь не пришли ни один танк, ни один БМП, не прилетела авиация… Празднующие новогоднюю ночь не услышали комбрига Ивана Савина, чей голос звучал в радиоэфире: «Ведем огневой бой… я ранен, БМП выведен из строя…»
Зная, что поддержки уже не дождаться, уцелевшие бойцы решили прорываться к своим, но попали в засаду…
Большинству же участников новогоднего штурма не суждено было выбраться из Грозного. Погибли 81-й самарский полк и 131-я майкопская бригада…
Изложенное можно дополнить данными из материалов «Комсомольской правды» от 6 января 1999 года: «На 1 января 1995 года общая численность личного состава всех силовых структур, задействованных в операции по установлению конституционного строя в Чеченской Республике, достигла пяти дивизий. Почти восьмикратное превосходство над вооруженными отрядами Дудаева. За полтора месяца боев было убито около 700 российских военнослужащих и 300 бойцов и офицеров МВД».
Военные корреспонденты Сергей Прокопенко и Виктор Баранец пишут: «Когда командир Краснодарского корпуса, генерал Пуликовский вышел к Грозному, разведка доложила о странной ситуации: «Противник не наблюдается». Осторожный комкор долго стоял в размышлении, не решаясь войти в город. Доложили о ситуации в штаб Объединенной группировки в Моздоке, где, как выяснилось позже, полным ходом шло праздничное виночерпие. Оттуда практически вслепую распорядились: «При напролом!..» И Пуликовский попер. В авангарде шла 131-я майкопская бригада его корпуса… Молодые, необстрелянные ребята. За сутки их перестреляли…»
Бывший командир роты десантников Александр Ильин говорит: «Я никогда не встречал такой неразберихи… Десантники не знали о дудаевцах ничего, и все разведданные добывали ценой собственной крови…
Жесточайшей проверке подвергла контрразведка боевого офицера, раненного в голову и сумевшего вывести из окружения двенадцать солдат! Он десять дней пробивался к своим, их все считали погибшими. Вместо благодарности ему предложили перед допросом сдать оружие.
Никто не понес ответственности за кровавую бойню. Министра обороны Павла Грачева за проваленный штурм Грозного не уволили, ему даже не объявили выговор. Его освободили от поста только тогда, когда это потребовалось предвыборному штабу. Ельцину, идущему на президентские выборы, нужна была громкая отставка. Потому он подал рапорт: «Прошу освободить меня от занимаемой должности в связи со сложившимся обстоятельством». Но и тогда его не уволили, одев в тогу секретаря Совета безопасности России.
Командир части десантников, полковник Александр Ленцов в той же статье признается: «Я часто вспоминаю новогоднюю ночь 1995 года. И вспоминаю ее с чувством стыда за Отечество! Ночь. Кромешный ад. Горят танки. Мы выносим убитых и раненых. А Россия, забывшись в новогоднем бреду, забыла о нас, посланных погибать».
Такое не забывается…
Х.АКБИЕВ
P.S. Павел Грачев будет долго работать в окружении Ельцина. Уволят его ровно через два дня после смерти последнего. Бывший главком сухопутных войск Владимир Семенов будет избран президентом Карачаево-Черкесии. Его заместитель Эдуард Воробьев станет депутатом Госдумы РФ. Константин Пуликовский, уволившись из армии, станет представителем президента РФ на Дальнем Востоке. Заместитель командующего СВО Геннадий Трошев погибнет в авиакатастрофе.
Информация из официальных источников о событиях, связанных с первой войной в Чечне.
Командир Кантемировской танковой дивизии генерал-майор Б.Н.Поляков подал рапорт об отставке, отказавшись от участия в контртеррористической операции на территории Чеченской Республики.
За отказ возглавить военную операцию в Чечне указом президента РФ Ельцина отправлены в отставку: генерал-полковник Борис Громов, генерал-полковник Георгий Кондратьев, генерал-полковник Валерий Миронов. Более 500 кадровых офицеров ушли из армии без выходных пособий и права на пенсию.
Честь и слава этим офицерам Российской армии!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

68