Меню
16+

Гудермесская районная газета «Гумс»

23.02.2016 14:05 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 8-9 от 23.02.2016 г.

Депортация народа. Архивы свидетельствуют

Автор: Х.АКБИЕВ

72 года назад буквально за сутки с карты СССР была стерта наша республика. В зимнюю февральскую стужу свершилось одно из самых тяжких преступлений по отношению к чеченцам и ингушам. На Чечено-Ингушскую АССР, на саму нацию было наложено табу на долгие 13 лет. Народ-труженик стал изгоем в одночасье. Сталинско-бериевское переселение не щадило никого. В холодных и необжитых краях Средней Азии каторжанами стали женщины, старики, дети. Геноцид был сотворен в то время, когда тысячи воинов из числа вайнахов наравне с представителями других народов героически сражались на фронтах Великой Отечественной войны. Творился геноцид под грифом «Совершенно секретно», когда война прокатилась на Запад и миновала опасность оккупации немцами Чечено-Ингушетии.
Подготовка к депортации, как подчеркивает публицист Магомед Ульбиев, началась задолго до 1944 года. «В ночь с 31 июля на 1 августа 1937 года, — пишет он, — вся территория Чечни блокируется формированиями НКВД. По составленным спискам была проведена по всем селам и районам печально известная нам «зачистка». Вся республика в эту ночь превратилась в чистилище… После того, как были заполнены две тюрьмы НКВД в Грозном, арестованные были размешены: в центральном гараже «Грознефти» — 5 тыс. человек, в клубе имени Сталина – 3 тыс., в ДПЗ республиканской милиции – до 300 арестованных. Причем районные ДПЗ милиции и НКВД постоянно пополнялись новыми партиями арестованных в порядке ликвидации «контрреволюционных остатков». Всего в июльскую ночь в ходе «генеральной операции» было арестовано в республике до 14 тыс. человек, то есть около 3% от общего населения республики».
Далее публицист описывает, как чрезвычайная «тройка» НКВД в составе первого секретаря областного комитета ВКП(б) Егорова, шефа НКВД Дементьева и «спецпрокурора» НКВД ЧИАССР Порубаева судила по спискам одних к расстрелу, других – к длительным срокам заключения без права на переписку. «Число расстрелянных установить невозможно, но в каждую ночь под гул заведенных моторов автомашин в подвалах НКВД происходили массовые расстрелы по особому методу… В подвале с северной стороны здания Грозненского НКВД (сторона ближе к берегу Сунжи) была «оборудована» специальная «зала расстрелов» большими группами… Внутри камеры как с крыши, так и с боков были установлены вращающиеся огневые точки, из которых огнем из автоматов и производили массовый расстрел… Коба Джугашвили, позаимствовавший у своего кумира Ивана Грозного коварство, недоверие к людям, параноическую склонность бороться против заговоров, планомерно уничтожал инакомыслящих».
По архивным данным, в конце сентября 1937 года в газете «Правда» появилась разгромная статья под заголовком «Буржуазно-националистический клубок в Чечено-Ингушетии», смысл которой сводился к тому, что партийное руководство и правительство ведут чеченцев и ингушей по антисоветскому пути, и… не замедлили последствия. Вот что писал по этому поводу политолог с мировым именем Абдурахман Авторханов в своей книге «Убийство чечено-ингушского народа»:
«В начале октября 1937 в сопровождении большого чекистского штаба в Чечено-Ингушетию прибыл кандидат в члены Политбюро, председатель партколегии при ЦК ВКП(б), заместитель Ежова Шкирятов… 7 октября был созван расширенный пленум Чечено-Ингушского областного комитета… Шкирятов дал приказ об аресте всех чеченцев и ингушей, являющихся членами Чечено-Ингушского областного комитета. Они были арестованы тут же, в зале пленума. Потом приказ Шкирятова был распространен и на всех чечено-ингушских работников: от председателя республиканского правительства до руководителей сельских Советов.
Под прессинг НКВД попадали: председатель правительства республики А.Горханов, зампред правительства республики А.Саламов, II секретарь обкома партии Х.Вахаев, завкультпромом областного комитета ВКП(б) М.Мамакаев, нарком земледелия А.Мальсагов, нарком здравоохранения С.Казалиев, нарком местной промышленности К.Ужахов, нарком финансов Г.Гойгов, нарком просвещения Х.Окуев, председатель Верховного суда М.Ханиев, прокурор республики Х.Мехтиев, председатель плановой комиссии М.Исламов, директор научно-исследовательского института С.Арсанов, председатель республиканского радиокомитета Ш.Айсханов, председатель Союза советских писателей СБадуев, ответственный редактор газеты «Ленинан некъ» Х.Арсанукаев, директор драматического театра Х.Яхмаатов, директор Государственного музея Э.Шерипов, директор филармонии, композитор Г.Мекурвов, председатель коллегии адвокатов Д.Шерипов, директор Водоканалтреста М.Шатаев, ответственный секретарь исполкома республики З.Межидов, управляющий торговлей А.Эльдарханов, управляющий банком М.Чекуев, начальник управления «Заготзерно» К.Арсанукаев; авторы фундаментальной «Научной грамматики чеченского языка» — профессор Х.Яндаров, доценты Д.Мальсагов и А.Мациев; писатели – А.Нажаев, М.Сальмурзаев, А.Дудаев и другие; секретари районных комитетов партии – Шахгириев, Бектемиров, Эдиев, Плиев, Азиев, Ханиев, Гугаев, Н.Казалиев, Окуев, Сальмурзаев, Джабраилов, Ведзижев, Омаров, Чапанов, Эльдарханов, Джафаров, Гамурзиев, Зармаев, Мунаев. Были арестованы 28 председателей районных исполнительных комитетов, почти все председатели сельских советов, колхозов и их партийные организаторы. Были арестованы чиновники всех республиканских, городских, районных и сельских учреждений».
Таким образом, весь цвет нации за короткий период прекратил свое существование. Не стало людей, которые могли отстаивать свою точку зрения, свободно мыслить и творить …
Выселение готовилось обдуманно, планомерно. В 1942 году, несмотря на то, что война еще была в разгаре, не ликвидирована опасность поражения страны, прекращается мобилизация чеченцев и ингушей с мотивировкой сохранения малочисленных народов. Военные топографы составляют карты сел, хуторов с указанием количества дворов и численности населения. Следом в октябре 1943 года прибывают целые воинские формирования армии и НКВД под видом подготовки к военной операции в горных условиях. Готовится операция выселения народов под кодовым названием «Чечевица». Комиссары госбезопасности Кобулов, Чернышов, Мильштейн и Аркадьев вырабатывают план «Мероприятий по обеспечению специальных людских железнодорожных перевозок с Северного Кавказа».
26 января 1944 года план утверждает с пометкой «Совершенно секретно» Народный комиссар внутренних дел СССР, Генеральный комиссар Госбезопасности Л.Берия. Он же будет руководить формированием и оборудованием эшелонов, обеспечением их погрузки, отправкой и продвижением составов. Выселение осуществлялось самым бесчеловечным образом. В печально известном местечке Хайбах по приказу полковника Гвишиани, специально направленного из Дальневосточного краевого управления НКВД для участия в чудовищной операции, было сожжено в конюшне колхоза имени Лаврентия Берии (!) более 700 детей, женщин, стариков. «Но Хайбах не исключение, а один из фактов зверства НКВД. В высокогорном селении Ялхарой солдатами были расстреляны 86 чеченцев, в селении Хахилг – 32 человека, на озере Кезеной-Ам было осуществлено массовое затопление «нетранспортабельной» части населения (точное число неизвестно). В Ножай-Юртовском районе солдаты клали чеченцев в кукурузные сапетки и заживо сжигали… 72 больных из Урус-Мартановской центральной больницы живыми были сброшены в овраг и засыпаны мусором… Вблизи Галанчожского озера были расстреляны и сброшены в воду 600 детей, женщин и стариков…» (М.Ульбиев «Депортация вайнахов: ложь и факты»).
Но палачам Берии и Сталина не удалось сломить дух и волю вайнахов. В «Архипелаге ГУЛАГ» великий русский писатель, диссидент Александр Солженицын писал: «Но была нация, которая совсем не поддалась психологии покорности – не одиночки, не бунтари, а вся нация целиком. Это – чеченцы… Чеченцы нигде не пытались угодить или понравиться начальству – всегда были горды и даже открыто враждебны… И вот диво – все их боялись. Никто не мог помешать им так жить…»
Наши люди с честью отстаивали право на жизнь: растили в своих рядах ученых, писателей и артистов, трудами которых, к сожалению, страна не спешила воспользоваться. Несмотря на лишения, неописуемую бедность, голод и холод, дух выселенцев неизменно был очень высоким: не погасла вера в Бога и не покидала надежда скорого возвращения на родину. Они писали в Москву о том, что «…враг народа Берия и его банда, издавая специальные законы, наносили «оперативные удары» по сокращению переселенческого контингента, производили массовые аресты, нарушая социалистическую законность». На местах приводились в действие: Закон 1944г. «О свободе» с санкцией необоснованных арестов; Закон 1948г. «О нарушении границ переселенцами» с санкцией 20 лет каторжных работ; Закон 1951г. «О неработающих» с санкцией 8 лет лишения свободы. Переселенцы, даже временно не работающие, считались социально опасными элементами…
Но настали дни вернуться на Кавказ! 9 января 1957 года был подписан Указ Президиума ВС СССР «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР в составе РСФСР». Народ осознал свою мощь, забыл неурядицы, объединился в общее советское национальное движение.
Справедливость восторжествовала при Никите Сергеевиче Хрущеве.
Если будем достойно жить, восторжествует и впредь!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

111