Меню
16+

Гудермесская районная газета «Гумс»

22.02.2017 10:42 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 11-12 от 22.02.2017 г.

История одной картины

Автор: Хожбауди БОРХАДЖИЕВ

Недавно Национальный музей Чеченской Республики получил в дар от частного коллекционера Эли Хадчукаева картину, которая имеет особую историческую ценность. Мы не будем акцентировать внимание на художественном достоинстве этого труда художника. Хотя… не надо иметь больших знаний в области искусствоведения, чтобы понять, что работа, действительно, сделана талантливым автором. Кто приложил руку к «Джалкинскому лесу» на холсте было ясно всегда – фамилия автора без особого труда читается в нижнем правом углу – Волков, но до последнего времени установить личность этого человека не удавалось. И первым, кто захотел узнать, кто был на самом деле этот Волков, явился сам Эли Хадчукаев – большой любитель живописи, сам профессиональный художник – оформитель, дипломированный специалист. Ему в руки однажды попала газета «Гумс», где автор этих строк поведал читателям судьбу легендарных врачей 20-40-х годов прошлого столетия Владимира Волкова и Натальи Мальчиковской, которые в народе были известны под общей фамилией Волковы… Учитывая то обстоятельство, что картина называется «В Джалкинском лесу» (так ее называл прежний хозяин), а это село расположено недалеко от Гудермеса, Эли допустил вариант, что герой статьи в «Гумсе» — врач Волков мог заниматься и живописью. На эту мысль его подтолкнули строки из моей статьи, что знаменитый доктор часто выезжал на тачанке на природу, собирал лекарственные травы и ими лечил больных…
В то же время не было ни документальных свидетельств, ни народной молвы, которые указывали бы на то, что некогда в наших краях жил, был и другой Волков, который активно занимался живописью…
Нужно было провести тщательное журналистское расследование, чтобы установить личность автора, хотя бы с очень большой долей вероятности. К изыскательской работе подключилась и Милана Хадчукаева – ответственный работник Национального музея, дипломированный искусствовед. В данном вопросе в первую очередь могли помочь жители Гудермеса Ровзан (дочь) и Рукият (мать) Аюбовы, чьи родственники близко знали и вместе работали с врачом В.Волковым и его супругой Н.Мальчиковской.
Из воспоминаний Ровзан Аюбовой, которая в свое время работала
на ответственных должностях
в Гудермесе. Однажды ей
пришлось побывать в гостях
у ветерана Великой
Отечественной войны Попова Павла Федоровича.
«…В период с 1979 по 1983гг. я работала председателем комитета народного контроля Гудермесского района. До того, будучи первым секретарем Гудермесского горкома комсомола, часто приглашала на городские мероприятия ветерана Великой Отечественной войны Павла Федоровича Попова. А тут представилась возможность побывать у него дома. Жил он в частном доме с женой в так называемом «втором Гудермесе», за железной дорогой. Детей не было. Хозяин пригласил меня в дом. Помню, в комнате, на видном месте, на столике, стояла небольшая картина, на которой были изображены лес и вода. Но меня очень привлекла подпись автора картины – «Волков».
Я спросила: «Это картина, случайно, не врача-хирурга Волкова, что живет в доме по ул.Ватутина.
Помню дословно ответ жены Павла Федоровича: «Нет. Эта картина другого врача, который работал до войны в 1-й больнице и там же на ее территории, похоронен. На мой вопрос, а что там нарисовано, хозяйка ответила: «Это Джалкинский лес».
И тут я вспомнила слова из воспоминаний бабушки Падам о Владимире Ивановиче Волкове: «Цо суьрташ дора (он делал картины). Я поначалу подумала, что речь идет о фотографиях (на чеченском языке слова «фотоснимок» и «картина» звучат одинаково). Но бабушка уточнила, что речь идет о рисунках.
На мой вопрос, почему у нас не сохранились его картины или рисунки, бабушка рассказала о том, что в 1942 году в отцовский дом заселились военные, а ее саму отправили на Трудовой фронт. В 1944 году чеченцы были депортированы в Казахстан и в Среднюю Азию. А до того была еще одна трагическая страница, когда мой дед Лема Салиев в 1937 году был арестован и расстрелян, а его брат отправлен в лагеря в Магадан…
…Что касается семьи Поповых, Павел Федорович был человеком высокого роста, худощавый. Его супруга, наоборот, была небольшого роста, полная. Оба – спокойные, доброжелательные, порядочные, проживали достойную жизнь. К сожалению, после моего отъезда за пределы Гудермесского района, я потеряла с ними связь. Не скрою, у меня тогда было желание заполучить эту картину в качестве подарка, но, видя трепетное отношение семейной четы к картине Волкова, не смогла проявить бестактность. До сих пор помню: жили Поповы скромно, а картина стояла на самом видном месте.
Из воспоминаний Падам Салиевой (1902-1996гг.) – бабушки
Ровзан Аюбовой.
«…Мой супруг Лема работал в 20-е годы в больнице на окраине Гудермеса в качестве переводчика у врачей Волковых. Больные в массе своей не владели русским языком. Я работала в этой же больнице санитаркой. Это было в 1924 году. Потом Лему выдвинули на руководящие должности, а его друг Владимир Волков стал главврачом. Мы дружили семьями. Как только Лема приходил домой, тут же на тачанке приезжал Владимир с женой Наталией – как всегда в папахе, подаренной другом… Как правило, друзья свободное время проводили на рыбалке или на охоте…
Скорее всего, такие поездки на природу Владимир Иванович использовал в качестве пленэра.
Из воспоминаний
Эли Хадчукаева.
«…В 1992 году судьба меня свела с одной русской семьей, вернее с мужем и с женой, которые строили план переехать в другой регион России. Они собирались продать квартиру и выручить деньги на дорогу: на продажу были выставлены в числе предметов мебели и картины. На одной из них пейзаж был явно местный, а в нижнем правом углу стояла фамилия «Волков». Муж продавать эту картину не хотел, видно было, что она была для него дорога, но жена не прочь была хоть немного да заработать. Я помню внешний облик хозяина семьи – высокий, сухой, жилистый (сравните с внешним видом Павла Попова). За определенную сумму все картины я выкупил. Они находились в моей грозненской квартире, которая была сильно разрушена в ходе взятия Грозного в первую военную кампанию. В 1995 году, после затишья, я обнаружил в сгоревшей квартире одну единственную уцелевшую картину и вытащил ее из под обломков. Она была пробита в одном месте осколком снаряда …
В прошлом году, будучи уверенным, что автором картины является легендарный врач из Гудермеса Владимир Волков, я решил подарить ее Национальному музею ЧР.
И последнее.
Работая над этим материалом, я обратился в Гудермесский военный комиссариат в надежде найти хоть какую-то информацию о ветеране войны Попове Павле Федоровиче. Но архив комиссариата сгорел в ходе военных действий в Гудермесе в декабре 1995 года. Последняя надежда была найти нужную информацию в интернете – в военных архивах. Обнаружил несколько десятков Поповых с именем – Павел и отчеством – Федорович. Но ни один из них не призван из Гудермеса и местом рождения не указан Гудермес… Отсюда, «наш» Павел Попов обосновался в Гудермесе после окончания Великой Отечественной войны, когда местные чеченцы были депортированы и судьба свела его с главврачом горбольницы №1 Волковым. Случилось это до 1947 года. Именно в тот год Владимира Ивановича Волкова, знаменитого врача из Гудермеса, не стало.
О нем и его жене Наталье Мальчиковской осталась добрая память в сердцах благодарных земляков. И осталась небольшая картина, как единственная реликвия, напоминающая об истинной дружбе лучших людей из чеченцев Гудермеса и русских врачей, прекрасных специалистов, которые покрыли свои имена неувядаемой славой великих интернационалистов.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

48