Меню
16+

Гудермесская районная газета «Гумс»

17.05.2018 13:17 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 29-32 от 17.05.2018 г.

Гуной (краткая информационная справка)

Автор: Арби Падаров

Чеченское этническое общество Гуной (Гуьна) – один из самых больших и древних исконно чеченских тайпов. Выявленный на данный момент ареал их расселения в Чечне включает почти полсотни поселений.

В состав собственно нагорного родового кластера гунойцев — Гуьна входят следующие населенные пункты: Гуни (чеч. Гуьна), Автуры (Эвтара), Хаджи-Юрт (Хьаьжин-Эвла), Марзой-Мохк, Меседой (Месадин-К1отар).

Общество Гуной располагается в междуречье Хулхулау и Гумса, в благоприятных природно-географических условиях, соседствует: на юго-западе – с Элистанжи, на севере – выходит на Чеченскую равнину и Притеречье, на северо-западе – с Эна-Кхаьлла, на востоке – с Ширди-Мохк и Регеты и на юге – с Эгишбатоем и Курчали.

Основателем аула Гуни традиционно считается выходец из Нашхи некий Гундал. Уйдя из Нашхи, после скитаний, эпоним гунойцев, согласно преданиям, остановился на месте, где ныне расположено село Гуни. Подтверждением тому является топонимика Эртина-Корта в Нахч-Мохке (одноимённое с ней название носит и гора в Нашха — Эртина (Ерда-Корта). На родовых землях гунойцев в районе гребня «1ожин-Дукъ» имеется каменная стела (чурт) с уникальным петроглифом. Похожие петроглифы крайне редки, но встречаются в обществе Нашха, в селении Моц1арха, на камне «Къора-Т1улг», уложенном в кладку мечети. Другой такой формы петроглиф находится в селении Х1ийлаха. Предания нашхойцев указывают на то, что Моц1арха был духовным центром общества Нашха, в котором жили в свое время и откуда ушли на восток Гуно и Ч1ебирло. (Хизар Яхъяев. К истории Нашха — прародины чеченцев. Журнал «Нана». http://www.nana-journal.ru/home/1021-2012-07-24-19-06-16.html)

Ведущий чеченский ученый-этнограф Гарсаев Л.М. пишет по поводу сказанного выше следующее: «По беноевским арабоязычным тептарам и генеалогическим преданиям стариков, беноевцы, как и другие родственные им чеченские тайпы (ц1онтарой, гендергеной, энганой, зандакъой, билтой, 1алларой, гуной, белг1атой, курчалой, харачой, эрсаной и другие), являются потомками сирийского шахиншаха (царя) Сайд-Али-аш-Шами и, попав на Кавказ, поселились… в местности Нашха (Галанчожский район)… ». (Гарсаев Л.М. Этническое общество Беной. Генеалогия народов Кавказа. Традиции и современность. Выпуск VII: сборник статей. – Владикавказ: ИПЦ СОИГСИ ВНЦРАН и РСО-А, 2015.)

"Нохч-Кела. Общество располагалось на правом берегу Шаро-Аргуна в бассейне притока Келой-ахк берущего начало с хребта Хиндойлам (2471 м). Оно граничило на западе с обществом Дай (по руслу Шаро-Аргуна), на востоке с Чебарлоем, на юге с Кири, на севере с Саьрбала и Нижала. Кроме головного селения Нохч–Кела здесь имелись населенные пункты Инкота, Битара-аул, Хьала-аул, Хинз-аул, Итон-аул, Сарукха, Чубахкинача, Дургхи, Циндой, Гарода, Монахой и отселки в черте старых селений: Циндотехаройн-аул, Зархачейн-аул, Чарадойн-аул, Кейкосройн-аул, Элайн-аул и Гунойн-аул (Я.З. Ахмадов «Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках». Стр. 133. Благотворительный фонд поддержки чеченской литературы, 2009. http://do1917.info/sites/default/files/user11/ahmadov16chechnya18.pdf)".

У Гундала были братья Гендар, Нижал, Мак1аж. Сын Гундала Гунаш основал Гуниш-Юрт, уничтоженный при закладке крепости Грозная. Праправнук Гундала Эски, согласно гунойским рукописным хроникам (тептарш), основал селение Автуры и установил внешние границы гунойских владений. Его братья Кули и Куди основали аулы Кули-Юрт и Куди-Юрт, уничтоженные в годы Кавказской войны 19 века и больше не восстановленные. Сын Эски Коммулат, согласно тептарам гунойцев и курчалойцев, был отцом матери (дедушкой по материнской линии) Берса-Шейха Кур-Чиллы. Праправнук Коммулата Оьрза основал Орза-Калу (Оьрза-Г1ала), после переселения которого гунинцы приняли ислам от своего племянника Берса-Шайха. Годом смерти Берса-Шейха на его надгробном памятнике-чурте ранее был обозначен, со слов курчалойцев-старожилов, 1591-й. От правнука брата Оьрзы Эврига — 1ели, сына Улуби, гунойцы начали делиться на некъи.

Известное на данный момент родовое древо гунойцев от эпонима насчитывает 26-27 поколений (условно: постомонгольский период, начало чеченской реконкисты). Средний общепринятый возраст смены поколений — 25 лет. Следовательно, Гуьна заселена предками нынешних гунойцев приблизительно в первой половине 14 века. Согласно источникам, в этом же веке они обнаруживаются в Чечана, Салатавии и Эндирее. Но об этом ниже.

Большой гунойский тайп делится в наши дни на Кули-некъи, Куди-некъи, 1умар-некъи, Жаьнта-некъи, Солтан-некъи, 1ажмот-некъи, Уг1ай-некъи, 1абдуллай-некъи (Месалой), Гехай-некъи, Мисархан-некъи, Дудур-некъи, Соси-некъи, Аьккхмир-некъи, Герихан-некъи, Ч1еги-некъи, Асхоран-некъи и др.

Гуной исповедуют ислам суннитского толка.

«Тэйповая гора гуноевцев – Эртан-Корт… ». (А.Д. Вагапов, Р.П. Ахмадов. Названия тэйпов Восточной Чечни. Журнал «Рефлексия» №3 май-июнь 2010 г. «Пилигрим» Назрань – 2010. Стр. 35.) Расположена в живописном уголке исторической Ичкерии, в самом сердце Нахч-Мохка, в пределах территории общества Гуьна, к северо-западу от села Гуни.

Согласно мнению, сложившемуся в официальной российской историографии и этнографии, « … священная гора Эртин-Корта (1162 м) с вариантами Йерда, Эрта/Ерда (в значении «святилище, место бога») … занимала важное место в языческом пантеоне Нахч-Мохка, имевшем элементы христианства. Подобные названия встречаются по всей Горной Чечне и Ингушетии». (Гапуров Ш.А., Умхаев Х.С. Беной в истории и культуре чеченского народа. Грозный, 2016. Стр. 54-55.)

"Изначально принадлежал гуноевцам и Чермой лам (Гуной лам). Нашими предками он был передан чермоевцам на какое-то время для пользования, а за этот период взамен гуноевцы взяли кредит, чтобы построить мечеть. Мечеть построили, но по каким-то причинам Гуной лам остался чермоевцам". (Арсалиев Ш. М-Х. Этнопедагогика чеченцев. — Москва: Гелиос АРВ, 2007. — 382 с.)

Если взяться за этимологию эпонима гунойцев Гуни, то само имя это настолько древнее, что встречается еще в ономастике Ветхого Завета: «8. Вот имена сынов Израилевых, пришедших в Египет: Иаков и сыновья его. Первенец Иакова Рувим… 24 Сыны Неффалима: Иахцеил и Гуни, и Иецер, и Шиллем» (Бытие, глава 46, http://bibliya-online.ru/chitat-bytie-glava-46/ ).

Древнейшая (библейская или легендарная) история еврейского народа охватывает период от появления евреев на арене истории во времена Авраама, как родоначальника еврейского народа, до завоевания Иудеи Александром Македонским. Следовательно, ономастика эпохи первоначального зарождения еврейства имеет более древнюю основу. И потому совершенно не случайно, что современные исследователи прорабатывают ее в досемитском или протосемитском контексте, в частности – шумерском, аккадском, хурритском.

«Общественные ассоциации наподобие современных чеченских тайпов известны еще у хурритов, — пишет известный чеченский историк-востоковед Хасан Бакаев. — Каждая такая община группировалась вокруг башни и носила «производственные», «ремесленные» названия, как и многие наши тайпы. К сожалению, хурритское наименование этих общин до нас не дошло, мы знаем только их название на аккадском языке – димту».

Далее Бакаев приводит параллели между урарто-нахским гуно и древнегерманским gunman: "Урартское gunu;e означает "битва", "бой", "война", "сражение" (Г.А. Меликишвили, "Урартские клинообразные надписи", М., 1969, стр. 395). По всей видимости, этот урартский термин в рудиментарном виде сохранился в чеченском фразеологизме "бехк, гуьнахь доцаш", который применяется, если человек или группа людей подвергаются преследованиям, наказаниям без всякой вины с их стороны. По моему мнению, фразеологизм этот означает буквально "без вины и войны". Кроме того, этот термин, как мне думается, сохранился также и в названии чеченского тайпа Гуной, в значении "воины". Названия "милитаристского" типа нередки в чеченской тайповой номенклатуре (см., например, Хой – "стражники", дозорники"; Арслой – "люди меча", "меченосцы"; Б1авлой" – "люди боевых башен"; Хевсур – "сторожевое войско", "пограничники" и т.д.). Интересно, что разбираемый нами урартско-нахский термин обнаруживается также и в германских языках: др.-герм. Gundo/Gunda ("бой", "сражение"); сканд. Gund (в том же значении); др-англ. Gu; (в том же значении). От этой корневой основы происходят многочисленные германо-скандинавские имена Гунда, Гундула, Гунн, Гуннюр, Гюнни и т.д. Современные английские термины gun ("пушка") и gunman ("боевик") восходят к тому же корню (https://www.proza.ru/2018/06/29/179).

«Урартами был разработан специальный способ предупреждения о приближении врагов. На горных вершинах возводились башни с запасом горючих материалов, которые зажигались в случае появления вражеской армии» (Дьяконов И.М.). Г1арби, подобно тому, как делали это урарты, построил сигнально-оповестительную систему. Две башни этой самой первой сигнальной системы на территории Чечни сохранились до наших дней. Одна из башен – Г1арби-г1ала (https://www.youtube.com/watch?v=FAGORPF6VKw) – находится на западной стороне горы Нашах-лам. Она встроена в скальную нишу, находится на высоте 200 метров, прямо над аулом Моцарой. У Г1арби было семеро сыновей: Ц1ечо, Ч1ебарло, М1айсто, Гуно, Ирберд, Аккхало, Нашхо (Хизар Яхъяев. К истории Нашха — прародины чеченцев. Журнал «Нана» https://chenetbook.info/knigi/jurnal/nana/nana3/nana/assets/basic-html/page61.html; http://checheninfo.ru/14162-k-istorii-nashha-prarodiny-chechencev.html).

Данные современной ДНК-генеалогии говорят о том, что абсолютное большинство протестированных гунойцев принадлежат к гаплогруппе J1, которую принято считать прото или досемитской (Анатолий Клёсов, «Славяне, кавказцы, евреи с точки зрения ДНК-генеалогии. / А.А. Клёсов.»: Книжный мир; Москва; 2015 ISBN 978-5-8041-0757-5. http://www.klex.ru/h3whttp://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9359484; Чокаев Х. К., Чокаев А. Х., Арсанов П. M., «О происхождении чеченского и ингушского народов в свете данных генетических исследований», https://www.proza.ru/2014/05/25/119; Chechen-Noahcho DNA Project — Y-DNA Classic Chart https://www.familytreedna.com/public/chechen-noahcho/default.aspx?section=yresults).

Представители общества Гуной рано начали расселение в горах и на плоскости. Область их распространения на Северо-Восточном Кавказе в разное время простиралась и простирается от Пседаха (Доьлака, Малая Кабарда/Ингушетия) на западе, Червленной и Калиновской/Мекенской (Притеречье/Чечня) на севере, Бено-Юрта (Надтеречье) на северо-западе и до Эндирея (Терско-Сулакское междуречье/Кумыкская плоскость/Дагестан) и Гуни (Салатавия/Дагестан) на востоке и юго-востоке. «Незначительная этническая группа (мухаджиры – переселенцы) этого тайпа проживает и в Турции». (Гарсаев Л.М., Гарасаев А.М., Шаипова Т.С. Гарсаева М.М. Еще раз об этническом обществе Гуьна (Гуной) (Комплексный научно-исследовательский институт РАН им. Х.И. Ибрагимова, Институт гуманитарных исследований АН ЧР, ЧГУ, ЧГПИ, г. Грозный)

«В XIV веке появились чеченские селения: Герменчук, Чечен-Аул… ». (З.Х. Ибрагимова. Чеченцы в зеркале царской статистики (1860-1900). Монография. Москва, «ПРОБЕЛ-2000», 2006.) «Чечана (Чечен-Аул). Древнейшее село, основанное горцами, вернувшимися с гор на Чеченскую равнину после падения золотоордынского ханства и ухода татаро-монгольских кочевников. Основателями Чечен-Аула считаются гуной и цонтарой. От названия селения — топонима Чечана — происходит и название республики чеченцев… ». (Ахмад Сулейманов. Топонимия Чечни. Нальчик, ИЦ «Эль-Фа», 1997.) Гуной основали и аул Алды (Бух1ан-Юрт (Сборник сведений о кавказских горцах. Выпуск 11. Тифлис. 1869 г. Стр. 12.)

Таким образом, гунойцы приняли самое активное участие в генезисе и становлении чеченского народа: Нана-Чечана (Мать-Чечана), до заложения Ермоловым крепости Грозная, долгое время была ключевым этноформирующим пунктом на чеченской плоскости, как и Эндирей в Терско-Сулакском междуречье, считавшийся некоторыми дореволюционными исследователями «столицей чеченских владений» (Хуан Ван Гален. Два года в России. 1818-1820. Кавказская война: истоки и начало, 1770-1820 годы. Серия: Воспоминания участников Кавказской войны 19 века. Я. Гордин, составление, вступит. статья. СПб: изд-во журнала «Звезда», 2002 год, стр. 358.), чеченцы из которого, к сожалению, исторически оказались уничтоженными, депортированными и ассимилированными.

В трудах российских исследователей прошлых веков, с которыми солидаризуются и некоторые местные историки, гуной, осваивая нагорные и равнинные земли, заложили село Гуни ныне Казбековского района РД, село Эндери (Эндирей) и другие, вплоть до реки Сулака. Гунойцев, которые проживали там, называли то гуенами, то гуэнцами. «В ногайских песнях, воспевающих ханов Золотой Орды 14 и 15 столетий, селение Эндри (Эндирей) называется Гуэн-Кала, т.е. Гуэнская крепость. Гуэны или гуэнцы, также многочисленные и также имеющие своих представителей во многих селениях плоскости, в свою очередь, считают себя аборигенами страны… гуэнцев считают выходцами из чеченского аула Гуни». (Н. Семенов. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. Санкт-Петербург, 1895. Стр. 37-39.)

«Н.Ф. Дубровин, русский исследователь XIX в., объясняя происхождение гуенов – племени, жившего, по преданиям, на территории Салатавии в средние века, – указывал на их связь с происхождением названия аула Гуни, находящегося ныне в составе Веденского района Чеченской Республики. (Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. 1. Кн. 1. СПб, 1871. С. 623.) Вслед за ним некоторые современные исследователи (Ш.М. Мансуров, Ю.У. Дадаев) допускают возникновение названия и салатавского ныне селения Гуни от этого племени и считают их представителями чеченского тайпа Гуной… Из исторических источников известно, что в средней зоне Салатавии действительно жило оседлое племя под названием гуены. Салатавские гуены (гуной) были вытеснены прибывшими переселенцами из Нагорного Дагестана в XVI – XVII вв. Гуены были вынуждены переселиться поближе к равнине, в селение Эндирей». (Беркиханов М.С. История селения Гуни.)

«По сведениям Д. Шейх-Али («Рассказ кумыка о кумыках», XIX век), к этому «наидревнейшему в этих краях племени» Гюенов восходят корни рода Гунай в Чечне. Район Гудермеса у кумыков назывался «Земля гуннов». (Кумыкский энциклопедический словарь (составитель и главный редактор Алиев Камиль Магомед-Салихович). Махачкала, 2009 г. Стр. 41.)

Также: «В прошлом владельцами затеречных земель исторически были чеченцы, представители тейпа Гуной, чеченцы-аккинцы и другие представители народа. Мустапаев Х.А., 1913 года рождения, утверждал, что в прошлом его предки владели всеми землями от Кизляра по левому берегу Терека до станицы Наурской и 34 хуторами, где жили и выращивали скот батраки из ногайцев и казаков». (Сулейманов А. Топонимия Чечни. Нальчик, 1997. С.646.)

Учитывая хронологию заселения предками гунойцев нагорья и плоскости, закономерно предположить, что первые из них оказались и в районе нынешней станицы Червленной также в 14 веке, на что косвенно указывает Ахмад Сулейманов, когда пишет об исходе Оьрзы к своим братьям-однотайповцам на Терек, которые уже жили до него там: «В 1591–1592 гг., после того как Берс-шейх стал распространять ислам, часть гунойцев (язычники-христиане) ушла за Терек к своим кровным братьям гунойцам и основала там селение Оьрза-ГIала, по имени первопоселенца (ныне ст. Червленская)». (Сулейманов А. Топонимия Чечни. Нальчик, 1997. С.280.)

Дата основания казачьей станицы Червленная — вопрос дискутируемый в научных кругах. По одним данным, это 1567 год (Гарунова Н. Н., Чекулаев-Братчиков Н. Д. Российская Императорская армия на Кавказе в 18 веке: история Кизлярского гарнизона (1735-1800 гг.). — Махачкала, 2011.), по другим – 1711-й (после переселения казаков с междуречья Терека и Сунжи и Терско-Сулакского междуречья).

Как бы то ни было, до момента активного использования российским императорским двором казаков в качестве авангарда своей экспансии на земли северокавказцев жили они с горцами добрососедски, были кунаками и даже роднились.

Обратимся далее в вопросах «старины глубокой» к источнику почти полуторавековой давности: «Существует мнение, что гуноевцы, бывши христианами, приняли мусульманство из числа последних обитателей Ичкерии. Мнение это тем более заслуживает вероятия, что гуноевская фамилия и в настоящее время считает себя родственниками гребенских казаков (Червлённая станица), и наоборот – казаки эти не лишены родственных чувств к гуноевцам, что выражается перепискою между ними и предложением со стороны казаков материальных пособий в случаях крайности их собратов.

Сами же гуноевцы об отношениях своих к казакам рассказывают так: «Были ли мы когда-нибудь христианами или нет – не знаем, но знаем, что мусульманство мы приняли от шейха Бэрсана, сына женщины из нашего аула, вышедшей замуж за курчалинца, жившего в ауле Курчали (в Ичкерии).

Считая родоначальником своим Гундала, поселившегося в Ичкерии, мы впоследствии размножились, и, терпя недостаток в земле, некоторые из нашего аула перешли в Чечню и основали аул Алды (Бугун-Юрт). Живя в этом ауле, два молодые человека нашей фамилии поссорились между собою, вследствие чего был жертвою один; убийца, избегая мщения родственников убитого за кровь, бежал в Червлённую станицу, где и поселился между казаками. Это было назад тому лет 100.

Бежавший, из чувства самосохранения, не имея желания возвращаться на родину, принял христианство и, женившись на русской женщине, имел от неё семь сыновей, которые, считая уже местом родины названную станицу, основали в ней свою оседлость, навсегда всосав с молоком матери привычки, образ жизни и убеждения гребенцов».

Гуноевцы добавляют, что цифру потомков от однофамильца их, бежавшего из Алды, в настоящее время можно полагать на половину числа казаков, живущих в Червлённой». (Попов Ив. Наибство Веденское // Тифлис, 1870. Вып. 4. С. 579.)

Тем не менее, следует особо отметить, что не обнаружено ни одного официального документа о переходе гунойцев в казачье сословие. «В 1912 г. была опубликована книга В.А. Потто «Два века терского казачества». В.А. Потто многое объединяет с И.Д. Попко (и другими авторами, писавшими на данную тематику): они оба были генералами и оба писали свои книги по заказу командования Терского казачьего войска. Это предопределило направление их поисков. Они пытались доказать как можно более раннее появление казаков на Кавказе (через генетическое родство с горцами, хотя казачество являлось служилым сословием, а не народом, состоявшим из представителей различных этносов, в том числе — и северокавказских мусульман)." (Тхамокова И.Х. Терское казачество в этнокультурном пространстве Северного Кавказа (XVI – начало XX в.). – Нальчик: Редакционно-издательский отдел ИГИ КБНЦ РАН, 2017. – 460 с. Стр.34.) 

Гунойцы, как и все чеченцы, невзирая на политическую и иную конъюнктуру, беды и трудности неумолимой исторической судьбы, во все времена оставались подлинными интернационалистами. Достаточно вспомнить илли (песнь) об Ахмате Автуринском и его кунаке-казаке, ставшую своеобразным гимном добрососедских отношений чеченцев с сопредельными племенами.

«В 40-е гг. XIX в., когда была в разгаре Кавказская война, чеченец из тайпа гуной, наиб имама Шамиля Ахмад Автуринский, во время набега на г. Кизляр (чеч. Г1излар) увидел известную красавицу-казачку Марию Меньшикову, которую полюбил с первого взгляда. Несмотря на то, что имам Шамиль строго запрещал браки между иноверцами, он, похитив ее, женился на ней. Впоследствии она приняла ислам и новое имя – Г1изларха (от назв. «Кизляр»)». (Лечи Гарсаев. Несколько тезисов о древних русско-чеченских связях. Научное общество кавказоведов. http://www.kavkazoved.info/news/2012/05/03/neskolko-tezisov-o-drevnih-russko-chechenskih-svyazyah.html)

Гунинец Адиз Адузуев рассказывал, как его односельчанин Товмирза, который находился на службе у Шамхала Тарковского, вернулся домой с красавицей женой и сыном, от которого пошло потомство уважаемых в Гуни и известных в республике гунойцев из 1умар-некъи, которые живут во многих селах Чечни.

«Гуноевская земля пользовалась и пользуется по сей день особенной почитаемостью среди народов Северного Кавказа в связи с тем, что топонимия, гидрономия и святые места села, прежде всего, связаны с семьей эвлияа (святого) Устаза Кунта-Хаджи Кишиева (Сулейманов А.С. Топонимия Чечни. Грозный. 2006. С. 280). Учениками Киши-Хаджи стали достойные шейхи, гунойцы Баматгири-Хаджи (1овда) из Автуров и 1овдин 1ела, известные последователи устаза – Хьаьким-Хьаьжи, Чопа-Хьаьжи, близкий друг устаза Керим из села Гуни, а также представители других тайпов — МаIа из Мелчхи, Юсуп-Хаджи из Махкетов, Мухаммед-Молла-Адсалам из Элистанжи, Коврнак-Хаджи из Гехи, Асандар из Гордали, Умар-Хаджи из Андов (Дагестан) и другие.

«Дружба, которая завязалась у гуноевцев с предками Кунта-Хаджи, уже в Х1Х в. переросла в родство. Геха из Гуни, наиб имама Шамиля, выступил в роли заступника Кунта-Хаджи перед властями. Ахмат Автуринский был сватом, когда старшая сестра Кунта-Хаджи Мата выходила замуж за Атабая Автуринского. Айна, Кару, Хадиз, Яхъя, Канаи, Найпа — дети Атабая и Маты. Найпа тоже вышла замуж за гуноевца Колту — сына Керима из с. Гуни. Свою сестру Хапту Кунта-Хаджи выдал замуж за брата своего самого близкого друга Керима — Вези. Наза-Хаджи, Мудар, Гага, Махмад, Акари, Деста, дочери – Ченка и Булгу — дети Вези и Хапты. Ченка была замужем за Зякри (Солтхан-некъи из с. Автуры), Булгу была замужем за Басхой (Асхор-некъи из с. Автуры). Благодаря этим связям чуть ли не весь род гуной, так или иначе, связан родством с шейхом Кунта-Хаджи.

Предметом особой гордости жителей Гуни, помимо того, что великий Эвлия проживал на их земле, является и тот факт, что именно здесь, рядом с местечком «Малое кладбище», Кунта-Хаджи впервые вместе со своими мюридами совершил обряд Зикр. По словам свидетелей, жителей села Гуни, Кунта-Хаджи и его сподвижники, обозначив круг лозой дикой ежевики, положили начало знаменитому обряду Зикр, который и по сей день свято чтут сотни тысяч последователей великого Устаза.

… Есть в Чеченской Республике место, само название которого приводит к некоему душевному восторгу, умиротворению. Это — Эртина-Корта. И всякий, кто там побывал, еще на пути к нему начинает размышлять о величии Всевышнего, создавшего столь неописуемую красоту, и вместе с тем — о бренности сего мира. Именно это место великий Кунта-Хаджи определил для захоронения своей матери Хеды. Тропа к могиле великой Матери не зарастала даже тогда, когда чеченский народ был поголовно выслан. Наши братья с Дагестана чтили и чтут Хеди-зиярат, за что мы им очень благодарны. Но был и период, когда наши соотечественники, сведенные с ума идеологией ваххабизма, пытались взорвать зиярат; но сделать им это, по воле Аллаха, не дали жители с. Гуни.

К счастью, сейчас другие времена. Дорога, идущая к Хьаьжин-Эвла, вся территория, включая места, имеющие культовое значение для мусульман республики, наконец, сам зиярат настолько благоустроены, что лучшего трудно пожелать. И за это огромная благодарность от жителей с. Гуни и всех мюридов Кунта-Хаджи Главе Чеченской Республики Рамзану Ахматовичу Кадырову, безусловному инициатору и организатору всех перечисленных перемен». (Мовсур Ибрагимов, Элиза Хурцаева, «Шейх Кунта-Хаджи и его родство с тейпом Гуной»)

Гунойцы приняли самое деятельное участие в становлении советской власти и коллективизации сельского хозяйства. Но, невзирая на это, многие попали под жернова репрессий. Только из одного небольшого селения Гуни Веденского р-на ЧИАССР в 1930-х годах было репрессировано порядка трех десятков человек, некоторые из которых реабилитированы (посмертно) спустя шесть десятилетий.

Гунойцы приняли самое активное участие и в Великой Отечественной войне. На фронт из села Гуни, согласно списку военно-учетного стола Гунинского сельского поселения, ушло 115 человек. Подавляющее большинство воинов-гунинцев не вернулось домой, а пало на полях сражений безвестными героями — неизвестными солдатами — столь жертвенен был их подвиг во имя великой Победы над фашизмом! Из 115 воинов пропали без вести 103 человека. Среди гунойцев были защитники Брестской крепости, орденоносцы самых высоких наград СССР ратного и трудового подвига.

По данным секретной переписи чеченцев и ингушей ЧИАССР, составленной НКВД при подготовке к депортации вайнахов (Ethno-Caucasus Forums, http://wwwethnokavkaz.1bb.ru/viewtopic.php?id=348), население села Гуни на 1 декабря 1943 году составляло 1188 человек. По итогам приведенных выше статистических данных, наглядно видно, что процент воинов-гунинцев, сражавшихся на фронтах ВОВ и составивших суммарно 1/10 часть всех жителей села Гуни, включая женщин, стариков, детей, был выше, чем в среднем по СССР, хотя призыв чеченцев был прекращен еще в 1943 году. Потери гунинцев фактически составили те же 9-10% от общего числа жителей села – этот скорбный показатель чуть ли не в два раза выше потерь военнослужащих русской национальности, сражавшихся на фронтах ВОВ всю войну, которых, официально считается, погибло больше всего из граждан СССР (Народы СССР в Великой Отечественной войне, http://www.ethnoinfo.ru/narody-sssr-v-vojne/314-statistika). Еще выше процент призванных был в соседнем смешанном по тайповому составу селении Автуры, где гунойцы преобладали количественно и откуда на фронт призвалось почти 1000 человек, в то время как население его на конец 1943 года составляло 4507 человек. (Ethno-Caucasus Forums, http://wwwethnokavkaz.1bb.ru/viewtopic.php?id=348).

Этих фактов более чем достаточно, чтобы наглядно продемонстрировать, что чеченцы никогда не были предателями и изменниками родины, а тех, кто утверждает обратное, можно смело причислить к откровенным сатанистам, не гнушающимся ничем. Меж тем поисковая работа ведется постоянно и данные эти не окончательные.

Самоотверженно трудились и тыловики. Более того, они мужественно противостояли бандитствующим элементам. Так, 22 ноября 1942 г. отряд из 34 человек напал на колхозную ферму «Красный животновод» села Гуни. Колхозники вступили в бой с ними. Ожесточенная перестрелка продолжалась два часа. В ходе нее пали гунинцы А. Атаев, А. Хамбахадов, В. Джамалуев и М. Вахабов. Бандиты отступили. 23 колхозника — участника боя — были награждены почетными грамотами Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР. (В.И. Филькин. Чечено-Ингушская партийная организация в годы Великой Отечественной войны Советского Союза. Стр. 42.)

Тем не менее, гунойцы, как и весь чеченский народ, не избежали тотальной сталинской депортации 1944-57 гг., из которой на родину предков не вернулся почти каждый второй…

Представители тайпа Гуной, как и других чеченских тайпов, оставили яркий след в истории чеченского народа, добиваясь больших успехов в духовной жизни, науке, культуре, литературе, спорте, на военном поприще и т.д. Прежде всего, это такие почитаемые священнослужители-устазы, как Баматгирей-Хаджи (1овда), известный чеченский проповедник и авлия, основатель одного из чеченских вирдов, последователь зачинателя кадирийского движения в Чечне Кунта-Хаджи Кишиева, и Али Митаев (Вели) — сын 1овды, которого С.Н. Миронов, начальник Восточного отдела полпредства ГПУ (с 1923 — ОГПУ) по Северо-Кавказскому краю, называл «фактическим правителем Чечни», религиозный и общественно-политический деятель. Далее: Ахмад Автуринский, легендарный сын чеченского народа, наиб имама Шамиля, ставший эпическим героем; Абдулла (Султан) Алимхаджиев, доктор медицинских наук, профессор, «Заслуженный врач ЧР и РФ», действительный член Российской Академии медико-технических наук; Абдул-Хамид Хатуев, «Народный писатель ЧР», поэт, один из лучших чеченских лириков; Абу Сугаипов, министр ЖКХ ЧР с 2000 по 2003 годы, с сентября 2009 года — заместитель председателя Правительства ЧР; Алу Мачуев, генеральный директор ФГУП «Электросвязь» в ЧР, имеет многочисленные государственные награды; Байсултан (Бей-Султан/Бисултан) Тагиров, общественный и религиозный деятель, сторонник шейха Дени Арсанова, глава Алдынского общества, участник первой мировой войны, штатный мулла Чеченского конного полка Дикой дивизии, с июня 1917 г. – глава Грозненского шариатского суда, получил сан окружного кадия; Билу-Хаджи Дидигов, «Народный артист Чеченской Республики», «Чеченский Шарль Азнавур», был одним из самых любимых народом певцов;

Геха — наиб имама Шамиля из Гуни, после пленения имама и завершения кровопролитной 25-летней Кавказской войны российская администрация, учитывая авторитет Гехи в Чечне, предлагает ему сотрудничество, и он становится представителем царской власти в Ведено; Г1ирма-Хаьжи (первым из чеченцев посетил Мекку и жил там 7 лет, каждый год совершая хадж); Зиявди Гунаев, депутат Верховного Совета СССР двух созывов, председатель Веденского райисполкома; Ибрагим Сулейменов, генерал-майор, военный комиссар Чеченской Республики, депутат Государственной думы Российской Федерации II созыва; Ибрагим-мулла Энгельюртовский — известный в первой трети 20-го века чеченский алим, военный предводитель односельчан в борьбе против царизма, кадий сел Энгель-Юрта и Брагуны, герой поэм современных авторов; Идрис Шахгириев, родился в селе Бено-Юрт Надтеречного района, работал в Чечено-Ингушском государственном педагогическом институте, профессор, являлся автором 40 научных статей, три из которых получили авторское свидетельство; Имран Джанаралиев, гуманист, патриот, журналист, фольклорист, бывший главный редактор детского журнала «Стела1ад» («Радуга»); Лема (Бекхан) Касаев, 1-й секретарь ОБКОМа ВЛКСМ ЧИАССР, в 1980-х годах — заместитель председателя Совмина Чечено-Ингушской АССР; Магомед Мусаев, советский и российский чеченский писатель, драматург, переводчик, публицист, участник Великой Отечественной войны, член Союза писателей СССР и Союза журналистов СССР, «Заслуженный работник культуры Чечено-Ингушской АССР»; Муса Ибрагимов, доктор исторических наук, профессор, чл.-корр. Академии наук Чеченской Республики, «Заслуженный деятель науки ЧР»; Мовсур Ибрагимов, доктор исторических наук, профессор, чл.-корр. Академии наук Чеченской Республики, министр ЧР по национальной политике и информации в 2004-2007 гг., «Заслуженный деятель науки ЧР»; Момпаш Мачуев, замминистра МВД ЧИАССР, полковник, председатель законодательного комитета Народного Собрания Парламента ЧР; Оьрза — известный гуно (основал селение, ныне — Червлённая); Къеда – известный воин и мюрид имама Шамиля, чье семейство основало селение Меседой; Сайпудди Абубакаров, тренер, патриарх восточных единоборств ЧИАССР, обладатель чёрных поясов по различным видам единоборств, вице-президент международной организации Союз школ боевых искусств «SUMA», инструктор по спортивному каратэ СССР, «Заслуженный тренер России» (боевое самбо); Солсбек (Сатау) Эльджуркаев, поручик царской армии, владелец хутора Эльджуркаева/Солсабекан к1отар — совр. Комсомольское Гудермесского района, кавалер «Знака отличия Военного ордена 4-й степени»; Хасмагомед Хизриев, генерал майор МО СССР, имел многочисленные государственные награды, участник спецкомандировок в Эфиопию, Чехословакию, Польшу, Афганистан, выпускник Московской военной академии; Хизри-Хаджи Хакимов — религиозный авторитет вирда Кунта-Хаджи; Шавади Арсалиев, доктор педагогических наук, профессор, чл.-корр. АН ЧР, «Заслуженный научный деятель ЧР»; Шамсуддин Хаджиев, строитель, общественный деятель, «Заслуженный строитель СССР», Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР, член Президиума Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР; Шахаб Эпендиев, первый дипломированный врач-чеченец, «Заслуженный врач РСФСР и ЧИАССР», кандидат медицинских наук; Шугаип Назахаджиев, общественно-политический и религиозный деятель, авторитет вирда Кунта-Хаджи; Элита Дадакаева, художница, член Союза художников России; Арби Падаров, член Союза журналистов России, «Заслуженный журналист ЧР», публицист, и другие.

Многие гунойцы пали смертью храбрых при исполнении служебного долга во времена наведения конституционного порядка на территории ЧР и награждены посмертно орденом Мужества. Представители тайпа приняли самое активное участие в постконфликтном становлении республики и продолжают вносить достойную лепту в дело дальнейшего динамичного развития и процветания Чечни.

К печати подготовил Арби Падаров

Научный консультант Мовсур Ибрагимов, д.и.н., профессор, чл.-корр. АН ЧР

P.S. В данный момент проводится работа по подготовке к изданию книги о чеченском этнографическом обществе Гуной. Авторский коллектив будет признателен всем, кто предоставит в их распоряжение достоверные источники или фольклорный материал по данной тематике. Наши контакты имеются в редакции газеты «Гумс».

На фото: пограничная стела (фото Мовсуда Джамалуева) тайпа Гуной на хребте Iожин-Дукъ близ села Гуьна Веденского района ЧР, установленная у дороги (къепал-некъ), где прежде проходил торговый маршрут. На стеле — предположительно древний тайповый герб гунойцев.

Газета «Гумс» №№ 25-28/29-32 от 08.05.2018./17.05.2018.

http://gums-41.ru/news/216894/

Комментарии (7)

  • Кагаов М. (573636014666), 03.01.2019 18:16 #

    Ассалам алеикум.у меня если позволите не коментарий а рассказ в рсо алании в моздокском р не есть село кизляр там жил один чеченец Амсиев Солджу он говорил за мои тухум- теип что мы мои теип из гуни что пришли после пленение имама Шамиля так это или нет мы незнаем точно но хотелось бы.этот вопрос для меня очень важен пока я жив, остальные сведения которые я знаю хотелось бы при предметном разговоре если кто откликнется буду очень рад в нашем роду был Шайх его знают и чеченском селе Виноградное.т 89284891592 Кагаов Нурмахмат Хаджи.

  • Гудавадзе Ю. (id187756411), 22.01.2019 18:25 #

    На Соборный Титул Царь Царей Мира Единого, Грузин-Еврей АшкенАЗИИец ГудаВадЗе, потомок Гуда ВА из порта КавкАЗИИ ГудаВа- ВахбАЛЛАта сына Зенобии Царицы пАЛьМИРского хАЛИфата-Вахаба-Вахи1-Бату Хана-Византийского ВладСлава-Батыя Манаса (внука Ногоя)-Али тАЛИба сына Зейнаб ибн Мухаммад, сына (х)АзиоАРского ШахинШаха Мира Единого Вещего Олега-Аарона-АндриАна-Анны хАнаАнского-Авраама-Ибрагима-Джучи Чингизида-Талиба-Одената ШахинШаха-Ода КОНана, рода Гуно-Гуды-Готы-Гуны-Гоги, города рода: ГудаВа ГудаУта ГудаУри ГудЕрМес АрГУН ГУНиб ИнГУшетия, 15 городов Гуды в Белоруссии которых называли ГУДзины и 150 в Европе, род Царей Персии-Единой Азии Гуны, самого большого континента в 4 раза больше Европы, заявил публично в суд-Собор на родовой титул Царь Царей htps://drive.google.com/file/d/1slW43f3z0LBje6B09sf8XrL05pK7t2e5/view?usp=drivesdk

    • Diliev A. (ahmeddiliev), 30.04.2020 07:34 #

      Кто ты и что за билибристика , научные доводы если они есть.

  • Diliev A. (ahmeddiliev), 30.04.2020 07:32 #

    Хотелось добавить, что герои воспеваемые в народном творчестве как Илли такие как : дог Майра Ч1ега, Мадин Жаммирза — Дадай к1ентий, были из рода Гуной и это описывалось в фольклорах.

  • Diliev A. (ahmeddiliev), 30.04.2020 07:40 #

    Гудавадзе было написано обращение : ( кто ты и что за билибристика) но не написал адресно , что невозможно редактировать и исправить. Для того чтобы было понятно кому адресовано данное обращение.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

1501