Меню
16+

Гудермесская районная газета «Гумс»

08.05.2020 21:00 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 26-29 от 07.05.2020 г.

Героизм чеченцев на полях сражений Второй мировой войны

Автор: Арби Падаров

Турпалхо хилалахь! (Будь героем!) Агитка времен ВОВ на чеченском языке

К 75-летию Победы

С первых дней Великой Отечественной войны на всех фронтах, во всех родах войск отважно сражались воины из Чечено-Ингушетии, которые своими боевыми подвигами в битве с немецко-фашистскими агрессорами вписали немало славных страниц в героическую летопись нашей Родины.

Всего к началу войны в рядах РККА проходили службу до 9 тыс. чеченцев и ингушей. В последующие 2-3 месяца в ЧИАССР было мобилизовано и спешно направлено на фронт еще не менее 8 тысяч военнообязанных вайнахов. Немало чеченцев было призвано из Дагестана, Осетии, Грузии и других районов СССР. На третий год ВОВ, по самым приблизительным подсчетам, число ушедших на фронт чеченцев составило не менее 50 тыс. человек (История Чечни в XIX-XX веках // Я.З. Ахмадов, Э.Х. Хасмагомадов. — Москва: Пульс, 2005. — 995 с.: ил., портр.; ISBN 5-93486-046-1. Глава XVII. Чечено-Ингушская АССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. https://refdb.ru/look/2212100-pall.html).

По данным бывшего Председателя Парламента ЧР Абдурахманова Д.Б., «…всего из Чечено-Ингушетии на фронты Великой Отечественной войны ушло около 56 тысяч чеченцев и ингушей» (Денилханов. На Пискаревском кладбище установили мемориальную плиту чеченским защитникам блокадного Ленинграда. https://denilkhanov.livejournal.com/5393.html).

В марте 1942 г., по настоянию органов НКВД, призыв чеченцев и ингушей в действующую армию был приостановлен. Тем не менее, активно продолжался набор добровольцев из числа горцев. С 24 июня по 10 июля 1941 года более 17 тысяч жителей республики записались в народное ополчение, из них около 10 тысяч составляли вайнахи.

Из некоторых чеченских семей на фронт уходили практически все взрослые мужчины. Так, из пяти братьев Зулкарниевых из с. Гойское Урус-Мартановского района республики четверо сражались в Красной Армии против немецко-фашистских захватчиков. И только один из братьев, Ибрагим, вернулся домой хоть раненым, но живым (Увайс Джанаев, Бахыт Умирзакова, Тимур Султыгов. Форум ТВС. http://www.forum-tvs.ru/index.php?showtopic=22707).

На территории Чечено-Ингушетии были сформированы 317-я стрелковая дивизия и 114-й чечено-ингушский кавалерийский дивизион на 80% состоявший из горцев (в составе 4-го казачьего кавалерийского корпуса под командованием генерала Кириченко). Эти воинские формирования сражались на моздокско-малгобекском направлении. Помимо упомянутых, в республике также были сформированы 242-я горнострелковая дивизия, 16-я сапёрная бригада, 4-я маневренно-воздушная бригада, автобатальон, стрелковая маршевая дивизия, несколько резервных подразделений (Ермекбаев Ж.А. Чеченцы и ингуши в Казахстане. История и судьбы. — Алма-Ата: «Дайк-Пресс», 2009. — 508 с. — 1500 экз. — С. — 73-74. — ISBN 978-601-7170-028.).

242-я горнострелковая и 317-я стрелковая дивизии приняли активное участие в боевых действиях против фашистов на Кавказском фронте. 242-я дивизия с боями прошла от Северного Кавказа до Праги. 317-я сражалась с немецко-фашистскими агрессорами на Кавказе, Украине, Белоруссии, участвовала во взятии Берлина. В августе 1945 года дивизия принимала участие в разгроме Квантунской армии Японии (Увайс Джанаев, Бахыт Умирзакова, Тимур Султыгов. Форум ТВС. http://www.forum-tvs.ru/index.php?showtopic=22707).

С ноября 1941 года в Грозном шло формирование 114-й Чечено-Ингушской кавалерийской дивизии. В дивизию записалось на 600 человек больше добровольцев, чем полагалось по штату (Тимур Музаев. «Пропавшая» дивизия. Завершение темы. (30 мая 2015 г.) http://vesti95.ru/2015/05/propavshaya-diviziya-zavershenie-temy/). Однако завершить её формирование не удалось: в начале 1942 года, как сказано выше, был издан секретный приказ о прекращении призыва чеченцев и ингушей в действующую армию и о не награждении отличившихся бойцов из их числа (Ахмадов Я.З., Хасмагомадов Э.Х. Указ. соч. С. — 793.). С просьбой к правительству набрать из числа жителей Чечено-Ингушетии добровольцев обратилась группа чеченских и ингушских офицеров (Адам Межиев. Забытые герои. https://chechnyatoday.com/content/view/277333 (10 февраля 2014; Малика Ибаева. Чеченцы на фронтах Великой Отечественной войны. http://www.grozny-inform.ru/news/analitics/18409/ (6 мая 2010).

В 1942 году на базе дивизии был сформирован 255-й отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский полк, который принял участие в Сталинградской битве. Из-за больших потерь, понесённых в ходе битвы и невозможности пополнить его состав из Чечено-Ингушетии, командованием было принято решение из остатков полка создать два разведывательных кавалерийских дивизиона и влить их в 4-й кавалерийский корпус под командованием генерал-лейтенанта Т.Т. Шапкина (Висаитов М.А. От Терека до Эльбы. Воспоминания бывшего командира гвардейского полка о боевом пути в годы Великой Отечественной войны. — Гр.: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1966. — 128 с. С.-71.).

В процентном отношении по количеству воинов-добровольцев — а это, по сводным данным на 1943 год примерно 12 тысяч человек — Чечено-Ингушская АССР занимала одно из первых мест по стране. За подвиги, совершённые во время войны, 36 выходцев из Чечено-Ингушетии были удостоены звания Героя Советского Союза (Ахмадов Я.З., Хасмагомадов Э.Х. Указ. соч. С. — 793-794.).

На одной из встреч ветеранов бывший военком Гудермесского района В.И. Олейников озвучил цифру, основанную на данных военкоматов: «На битву с фашизмом из района ушли 4540 человек, большинство из которых — чеченцы. Многие из них были награждены орденами и медалями».

Руководитель поискового центра «Подвиг» Союза ветеранов войн и вооруженных сил Степан Кашурко писал: «На защиту огромной многонациональной державы маленькая кавказская республика послала более 40 тысяч лучших сынов и дочерей, смотревших на это как на исполнение своего святого долга. Сражаясь, они проявляли высшую воинскую доблесть. А вот и неопровержимое свидетельство, те же упрямые цифры: в Чечено-Ингушетии к званию Героя Советского Союза было представлено 96 чеченцев и 24 ингуша – ни в одной республике не нашлось столько героев (в процентном отношении к общей численности населения)» (Кашурко С. Выстраданная победа // Дош. – 2005.– №2. – С. 5.; Чечен-инфо. Грозный – город воинской славы. http://www.checheninfo.ru/43255-groznyy-gorod-voinskoy-slavy-istoricheskaya-spravka.html).

О беспримерном героизме защитников Брестской крепости свидетельствуют следующие факты: официальные потери вермахта на Восточном фронте к 30 июня 1941 года достигали, по донесениям из штабов воюющих частей Германии, 18 886 человек убитыми. Потери немцев в Бресте на этот момент составляли 482 человека, включая 40 офицеров убитыми, и около 1000 человек ранеными, многие из которых впоследствии скончались (Пауль К. Восточный фронт. Книга первая. Гитлер идет на Восток. 1941-1943 гг. М., 2004. — С. 33.), то есть получается, что на один Брест приходилось более 10% всех потерь вермахта в первоначальный период войны на всем протяжении фронта!

Чеченский писатель Халид Ошаев доказал участие в обороне Бреста сначала 255 бойцов из Чечено-Ингушетии, а потом 275 (из них 255 чеченцев, 9 русских, 9 ингушей, один балкарец, один кумык). Однако в последнее время появилась цифра 400 (и более) защитников крепости из Чечни: «Среди нескольких тысяч красноармейцев, принявших 22 июня 1941 г. первый бой на самой западной точке территории Советского Союза – Брестской крепости, были более 420 уроженцев ЧИАССР (История Чечни в XIX-XX веках // Я.З. Ахмадов, Э.Х. Хасмагомадов. — Москва: Пульс, 2005. — 995 с.: ил., портр.; ISBN 5-93486-046-1. Глава XVII. Чечено-Ингушская АССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. https://refdb.ru/look/2212100-pall.html). Дело в том, что каждый день в результате поисковой работы появляются все новые данные о чеченских воинах, совершивших героический подвиг в Бресте в 1941 году (Мовсур Ибрагимов, Ислам Хатуев. Чеченская Республика в период Великой Отечественной войны. — Нальчик, 2007. — С.119.).

Надо отдать должное В.В. Путину, который на встрече с участниками форума «Россия на рубеже веков» в Ново-Огареве (2004 г.) сказал правду о чеченцах, сражавшихся в Брестской крепости: «...Много было несправедливости в советские времена. Много нарушений прав человека в самом прямом и трагическом смысле этого слова, в том числе и на Кавказе, в том числе с чеченским народом. Вы знаете, наверное, многие из присутствующих о героической защите Брестской крепости во время Второй мировой войны. В 1941 г. фронт уже ушел далеко на восток, а Брестская крепость, которая находилась на западной границе страны, не имела никаких шансов выжить и победить. Защитники Брестской крепости сражались до последнего патрона и до последней капли крови. Это удивительный пример героизма. Но немногие знают, что примерно одна треть защитников этой крепости состояла из чеченцев. И вообще, если посчитать на душу населения Чечни, Героев Советского Союза там, наверное, было больше всех. И в то же время Сталин принял жесткое решение о переселении чеченцев в Сибирь, в Казахстан, где тысячи людей погибли от ужасных условий, от несправедливости».

Чеченцы, призванные в 1939-1941 гг., направлялись в массе в Западный особый округ, 4-ю особую армию, где начальником штаба был генерал Л. Сандалов, который в своей книге «Пережитое» пишет о призывниках-чеченцах, включая и тех, кто служил в девяти стрелковых батальонах Брестской крепости. Кроме того, они входили в состав 9-й заставы 17-го погранпоста, поэтому можно считать, что одну треть в крепости действительно составляли чеченцы. Известно также, что чеченцы, служившие в Брестской крепости, 22 июня не отступили по приказу комкора генерала Попова, а остались драться с врагом, объединившись с земляками с 9-й заставы, которые, не получив команду отступать, оставались в укреплении.

То было тяжелое время, когда одни бежали, другие сдавались в плен, а третьи – сражались с врагом, как предписывал им генетический код. На вопрос: «Как ваши джигиты воюют?», генерал Кириченко, командир 4-го кавалерийского корпуса, ответил: «Это на редкость удивительные хлопцы, чеченцы. Они спрашивают только, что надо сделать, а как выполнить задачу, решают сами. У меня их в корпусе почти два полка. Я за них спокоен. Необыкновенно смекалистые парни. Хорошо ориентируются на местности. Побольше бы таких бойцов. Они ни при каких обстоятельствах не подведут».

Тот же вопрос начальник штаба 37-й армии генерал В. Разуваев задал и другим командирам, на что комдив 63-й армии генерал Милошниченко сказал, что благодаря им отстоял Баксанское ущелье. А командир 295-й стрелковой дивизии полковник Петухов добавил: «Они храбрые воины от природы» (Авхан Малаев. Чеченцы в войне 1941-1945 гг. Военное обозрение. 24 августа 2010. https://topwar.ru/1140-chechency-v-vojne-1941-1945-gg.html).

На основе архивных данных райвоенкомата установлены имена 1841 человека, призванного на фронт только до 1942 года и только из одного Надтеречного района Чечено-Ингушетии. Из них — 71 защитник Бреста. Как минимум один из них, Абдул-Кахир Шабуев, был представлен к званию Героя Советского Союза за смелую операцию по прорыву из окружения. Из маленького горного селения Итум-Кале в брестской твердыне сражались 11 человек… (Терская правда. — 2006. — 19 июня.)

Имя Магомеда Яхъяевича Узуева высечено на плите мемориала «Брестская крепость-герой». О его подвиге неоднократно рассказывали в своих воспоминаниях и письмах однополчане Григорий Макаров и Петр Лебедев, писала младший научный сотрудник Мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» Нина Сечук. О мужестве и доблести старшего сержанта М. Узуева рассказывается в книгах И. Крымова «Стояли насмерть» и X. Ошаева «Брест — орешек огненный». В 1996 году ему посмертно было присвоено звание Героя России (Мовсур Ибрагимов, Ислам Хатуев. Указ. соч. – С.121-122.).

В крепости Брест захоронены останки 850 человек, из них известны имена 222, которые вынесены на плиты мемориала. Среди них четверо уроженцев Чечено-Ингушетии — А.А. Лалаев, М.Я. Узуев, С.И. Абдрахманов, X.С. Салгереев. Недавно стало известно, что на мемориале в Бресте высечено имя еще одного воина из Чечни — рядового 3. А. Масаева (Там же.).

Говоря об участии чеченцев и ингушей в ВОВ, Х. Ошаев особо подчеркивал, что в процентном отношении к населению количество чеченских и ингушских фронтовиков нисколько не уступало числу участников войны других народов Советского Союза (Ошаев Х.Д. Слово о полку чечено-ингушском: сб. документально-художественных произведений. — Нальчик, 2004.).

Кадровый офицер РККА, командир танкового батальона Маташ Мазаев в первый же день войны на западной границе лицом к лицу встретил немецкий танковый полк. В жестоком бою, практически не имея снарядов, методом танкового тарана он разбил крупное скопление вражеской техники. За героизм и недюжинную военную смекалку Мазаев командованием был представлен к высшей правительственной награде. Об этом говорят бывший командир 30-й танковой дивизии генерал Н.К. Попел и комиссар А. Белевитнев в своих мемуарах «В тяжкую пору» и «Прометей в танковом шлеме». Генерал к сказанному добавляет, что мазаевский танковый прием преподавали в академии бронетанковых войск и после войны. За вышеназванную операцию М. Мазаева наградили орденом боевого Красного Знамени. О других подвигах М. Мазаева рассказывал участник войны Г. Пенежко, который утверждал, что танкист-чеченец был образцом мужества и смекалки для многих бойцов (Пенежко Г. Записки офицера. М., 1950 — С. 128.). Капитан М. Мазаев в начале 1942 года был назначен начальником штаба 3-го танкового корпуса. Но вскоре легендарный танкист погибает. Благодарные потомки на родине героя позже сложили песни о бесстрашном воине-танкисте, удостоенном посмертно звания Героя Советского Союза. Газета «Правда» от 1 июля 1941 года в статье фронтовика Бутасова сообщала о боевых подвигах танкиста Маташа Мазаева, совершенных им недалеко от города Перемышль.

Отважно сражался с врагом за Ленинград Ахмад Магомедов. В феврале 1944 года его однополчане писали в Грозный: «Мы встретили А. Магомадова при защите города Ленина, полюбили его за отвагу, героизм и бесстрашие. Из своей снайперской винтовки он сразил 87 фашистов» (Грозненский рабочий. – 1944. — 4 февраля.). За это время он подготовил, обучил снайперскому делу 11 бойцов, на счету которых 165 уничтоженных фашистов (Зама. – 2005. — 21 февраля.).

В годы войны снайперов, уничтоживших 50 и более вражеских солдат, представляли к званию Героя Советского Союза. Но, к сожалению, это не относилось к солдатам, у которых в графе «национальность» было записано «чеченец».

Героические подвиги в сражениях за Москву совершил снайпер Абухаджи Идрисов, служивший в 1232 полку 125-й стрелковой дивизии. Газета «Вечерняя Москва» писала о нем: «309 фашистов сразил сын свободной Чечни коммунист Идрисов...» (Вечерняя Москва. — 1943. — 22 апреля.).

Сержант Идрисов был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Его имя гремело по всему Северо-Западному фронту. В октябре 1942 году он был переведен на один из труднейших участков фронта. В газете «Причулымская Правда» (август 1983 г.), однополчанин Абухаджи А. Деряев вспоминал: «Бой был тяжёлый. От разрыва бомб и снарядов мы не могли поднять головы. Немецкие танки и пехота показались из-за кустов, но Абухаджи не дрогнул, а спокойно выслеживал офицеров. Когда враги приблизились, снайперы Идрисова дружно открыли огонь. Фашисты залегли. Захлебнулась первая атака, за которой последовали вторая, третья, четвертая. Они тоже были безуспешными, потому что на пути врага встал чеченский парень, герой-снайпер А. Идрисов. В тех боях, длившихся десять дней, он один уничтожил более ста немцев». В политдонесении 370-й дивизии, датированном 8 апреля 1943 года, подтверждено, что за А. Идрисовым числится 309 уничтоженных фашистов.

Впоследствии Абухаджи участвовал в освобождении Псковской области, Прибалтики. В 1944 году в г. Мозовецке была открыта фронтовая военная выставка. В одном из ее залов Идрисову был отведен целый стенд. На нем была выставлена его снайперская винтовка, фотографии. Под ними надпись: «Славный сын чеченского народа, Герой Советского Союза Абухажи Идрисов уничтожил более трехсот немецких фашистов». К апрелю 1944 года на счету Абухажи было уже 349 уничтоженных фашистов. Но не довелось ему округлить это число. В одном из боев осколком разорвавшейся рядом мины он был ранен, засыпан землей. Товарищи откопали его и, в тяжелом состоянии, он был отправлен в госпиталь. Указом Президиума ВС СССР от 3 июня 1944 г. А. Идрисову присвоено звание Героя Советского Союза. Умер он в 1993 году. Золотыми буквами имя А. Идрисова вписано в музеях Славы ВОВ в Москве (Поклонная гора) и Новороссийске, в его честь названа улица в городе Воинской Славы Грозном (Ибрагимов Мовсур., Хатуев Ислам. Подвиг во имя Родины. (Вклад чеченского народа в победу над фашизмом в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.) — Грозный, 2015. — С.241.).

На Сталинградском направлении сражался 255-й кавалерийский полк из чеченских добровольцев, а на южном направлении — отдельный чеченский кавалерийский дивизион из 1800 добровольцев. Командовал им кадровый офицер Сакка Висаитов, который в 1941 году отличился в боях на реке Березине у г. Ельни и в Подмосковье в районе Ясной Поляны, где его особый отряд сражался в составе 10-й танковой армии генерала Сусайкова.

В боях под Москвой Висаитов получил тяжелое ранение, но вернулся в строй. После разгрома немцев под столицей, Висаитов направляется на Кавказ, где принимает кавалерийский дивизион из чеченцев-добровольцев. Командование поставило перед дивизионом задачу уничтожать передовые части и разведгруппы противника, создавая условия для форсирования речных рубежей отступающим войскам, и доставлять языков в штабы дивизий. Все это надо было делать по фронту от Каспия до предгорий Кавказа. Задачу дивизион выполнил на «отлично», об этом говорят награды бойцов: одних только орденов Красного Знамени свыше 100 (опять же, по негласной установке, звания Героя Советского Союза чеченцы, за редким исключением, не удостаивались).

Подвиги чеченского народа в войне Сталин и Берия самым иезуитским образом «переквалифицировали» «в массовое дезертирство и пособничество немцам». Поэтому беспримерен гражданский подвиг журналистов, писателей, ученых и военачальников Пенежко, Гроссмана, Долматовского, Баграмяна, Гречко, Мамсурова, Милашниченко, Кашурко, Кириченко, Прикеля, Сандалова, Сусайкова, Ротмистрова, Разуваева, Плиева и др., воочию видевших воинов-чеченцев в боях и засвидетельствовавших их ратные подвиги. Многие из них приезжали в Грозный, на родину своих боевых товарищей, которых они не раз представляли к званию Героя Советского Союза, а представленных к этому званию и отклоненных из чеченцев было, по некоторым данным, более 300 человек (164 человека только из одной Брестской крепости («Объединенная газета», 2004 г.).

Были представлены к званию героя дважды: М. Амаев, А. Ахтаев, А.В. Ахтаев, Д. Акаев, З. Ахматханов, Я. Алисултанов, А. Гучигов, Х. Магомед-Мирзоев, И. Бибулатов, С. Мидаев, У. Касумов, И. Шаипов, А.Х. Исмаилов; трижды: А. Идрисов, М. Висаитов, Н. Уциев, М. Мазаев; четырежды: Х. Нурадилов (Авхан Малаев. Чеченцы в войне 1941-1945 гг. Военное обозрение. 24 августа 2010. https://topwar.ru/1140-chechency-v-vojne-1941-1945-gg.html).

Висирпаша Ташаев из Хасавюрта принял боевое крещение в финской войне в 17 лет. Славный путь в Великой Отечественной войне он начал командиром роты 479-го стрелкового полка под Ельней, был ранен. В начале 1942 года ему поручают организовать партизанское движение в Чечено-Ингушетии. Он оборудует партизанскую базу в селении Галанчож. Немцы, как известно, так и не смогли оккупировать Чечню.

В 1943 году В. Ташаева назначают заместителем руководителя партизанского движения Крыма. Здесь он получает второе ранение. С 1 февраля 1944 года он сражается в составе Прибалтийского фронта, командует батальоном, в котором служило 8 чеченцев. Батальон участвовал в операции «Багратион» (форсирование Двины).

Вскоре пришел приказ Берии «откомандировать» представителей депортированных народов в тыл. Командарм направил Ташаева в Сибирский военный округ с сопроводительным письмом. В нем он писал: «Таких как Ташаев, у меня в армии нет!» Ташаев писал партийному руководству страны о незаконности депортации чеченского народа. Одно из писем Сталину передать взялся К.У. Черненко, тогда секретарь Красноярского крайкома партии. Скоро Ташаева вернули на фронт. Он прошел всю войну и сполна отдал Родине воинский долг (Объединенная газета. — 2005. — 9 мая.).

С первых дней фашистской агрессии и до конца войны находился на передовой А.Ч. Хасбулатов. Войну он начал командиром взвода батареи 264-го Эстонского дальнобойного артиллерийского полка на островах Кохтла-Ярве. С февраля 1943 по январь 1945 года был заместителем командира 335-го тяжелого гвардейского самоходного Фокшанского артиллерийского полка, который участвовал в освобождении Бухареста, Будапешта, Вены. За мужество и отвагу, проявленные в боях против гитлеровских захватчиков, гвардии майор А.Ч. Хасбулатов был награжден орденами Красной Звезды, Великой Отечественной войны 1-й и 2-й степеней и пятью медалями (Гакаев Х.А. Военно-мобилизационная работа в Чечено-Ингушетии в годы Великой Отечественной войны // Вайнах — 2006. — № 6. — С.49.).

В рядах 6-й Терско-Кубанской Краснознаменной дивизии имени С.М. Буденного служил Г. Инаркаев, награжденный двумя орденами и четырьмя медалями. Он с товарищами неоднократно проникал в лагерь противника, уничтожал огневые точки, приводил пленных солдат. Вот что говорилось в письме командования воинской части на имя матери Инаркаева: «Уважаемая Хаби Хасуевна, разрешите мне в лице командования передать вам благодарность за воспитание вами сына Гехо Инаркаева. В борьбе с немецкими захватчиками за свободу нашей Родины он показал образцы умения, мужества, стойкости, отваги и храбрости...» (Абазатов М.А. Чечено-Ингушская АССР в годы Великой Отечественной войны Советского Союза. — Грозный, 1973. — С. 217.).

Во фронтовой газете «Сын Отечества» были описаны боевые подвиги воинов из Чечни на Сталинградском фронте осенью и зимой 1942 года. Вот некоторые эпизоды: «…Секретарь партийной организации политрук Б. Сапаев прибыл в роту накануне боя. Провел беседу о стойкости коммунистов в бою. Рано утром начался бой с фашистами. Когда фашисты вплотную подошли к нашим окопам, Б. Сапаев поднял взвод в контратаку. Воодушевленные личным примером политрука, бойцы дрались мужественно. Атака врага была отбита, боевая задача выполнена» (Там же. С. 218-219.).

В результате кропотливой работы С. Кашурко стало известно имя командира взвода конной разведки 3-й гвардейской кавалерийской дивизии 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Газоева Бексултана из селения Хайбах. Он погиб смертью храбрых у старинного города Новгород-Северский на Украине в марте 1943 года, выполняя в составе разведгруппы в тылу врага особое задание командующего Центральным фронтом генерала Рокоссовского. В тот период в армейской газете «Вперед» была опубликована заметка под названием «Кавказские рыцари»: «… Великая Отечественная война свела в Н-ский полк чеченцев — отца Газимахма и сына Бексултана Газоевых из высокогорного села Хайбах. Отец добровольно прибыл на фронт к сыну со скакунами по кличке Аргун и Хайбах. Отец и сын схожи во всем. Статные, красивые, сильные, ловкие и добрые. Оба гвардии старшины. Неистовые весельчаки и рубаки. У каждого на счету до двух десятков порубанных и несколько десятков раненных фашистов. У каждого на груди медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды...» (Кашурко С. Кровавое зарево Хайбаха //Дош. — 2003. — №2. — С. 4-5.). Оба героя из Чечни пали героической смертью в боях.

Дуда Эдиевич Энгиноев из чеченского селения Пседах был призван в ряды РККА еще в 1937 году. Вскоре началась война с белофиннами, и Дуда храбро сражался с врагом. Краснофлотца Энгиноева с началом войны перевели в погранотряд, а с июля 1943 года и до конца войны он был разведчиком 165-й отдельной разведроты 125-й стрелковой дивизии Красной Армии. В боях за Ленинград тяжело ранен.

За умелое ведение разведки, отвагу и героизм старший сержант Энгиноев награжден орденом Славы III степени. В боях за Таллинн Энгиноев со своей разведгруппой в числе первых ворвался в город и единолично взял в плен 50 солдат и офицеров противника. 16 октября 1944 года он был представлен командиром дивизии Селезневым к высшей награде — Звезде Героя Советского Союза. И был награжден вторым орденом Славы — теперь уже 2-й степени...»

Капитан Степоненко писал командованию 125-й стрелковой дивизии: «… Энгиноев 28 января 1945 г. еще раз со своей группой выполнил задачу по захвату пленного. Действуя в расположении пехоты, группа ворвалась в деревню, где были немцы, и завязала бой. В результате было уничтожено до 100 фашистов и 10 взято в плен». За умелое руководство группой, за четкое выполнение задания и проявленную при этом смелость Энгиноев удостоен ордена Славы I степени (Архив МО СССР. Ф. 33, оп. 686046, д. 37, л. 404.). Таким образом — Энгиноев стал полным кавалером ордена Славы.

За умелое руководство взводом, личное мужество Энгиноев был награжден также орденом Красной Звезды. В представлении комдива о присвоении ему звания Героя Советского Союза в графе «национальность» пришлось написать «русский».

Кстати, за форсирование Днепра осенью 1943 года и проявленные в боях с врагом храбрость и отвагу другому чеченцу — Хансолте Дачиеву — было присвоено звание Героя Советского Союза как «осетину». Поэтому он оставался на фронте до полной победы над Германией.

Таких примеров было много. По велению Сталина чеченцы и ингуши были объявлены «изменниками Родины», поэтому менялась национальность чеченцев — Героев Советского Союза. И. Бейбулатов таким образом стал «кумыком», X. Магомед-Мирзоев — «таджиком», а X. Нурадилова умудрились записать одновременно и «кумыком», и «татарином».

Храбрый чеченский офицер Али Гучигов являлся комендантом штаба 1-й гвардейской армии, был награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, многими медалями. О нем маршал И.X. Баграмян писал: «В отличных служебных качествах, благородстве, мужестве и храбрости майора Гучигова я убедился на протяжении почти полуторагодичного командования армией. Должен сказать, что благодаря самоотверженному отношению Гучигова к своим обязанностям, боевая охрана штаба всегда осуществлялась на самом высоком уровне...» (Маршо. – 2005. – 6 мая.).

Ахъяд Магомадович Магомаев в годы Великой Отечественной войны командовал батальоном. После депортации чеченцев и феврале 1944 года. А.М. Магомаеву удалось остаться на фронте. Он с боями дошел до Берлина. Являлся кавалером орденов Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, польского ордена «За храбрость», медалей «За отвагу», «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», был удостоен звания почетного гражданина Польской Народной Республики (Молодежная смена. — 2005. — 22 января.).

В 1944 году, в дни прорыва ленинградской блокады, спасая жителей этого героического города от голодной смерти, храбро воевал гвардии старший лейтенант, командир огневого взвода 1-й батареи 71-го пушечно-артиллерийского полка Волховского фронта Ахмед Албаков. По печально памятному постановлению ГКО об увольнении вайнахов из Красной Армии, он вынужден был уехать из части. Через некоторое время он сумел вернуться на фронт, правда, назвав себя кумыком, а затем перешел опять в родной полк. Стал командиром засекреченного ракетного подразделения. Кадровый военный, он был на фронте с первого дня войны и побывал в самых отчаянных переделках. Имел много боевых наград. Когда особисты выяснили, что он представитель депортированного вайнахского народа, его вновь сняли с фронта и отправили в тыл. Но он сбежал из-под охраны на фронт к своим. По совету командующего, генерала Безрука, Албаков поменял фамилию на Абалкин, а имя и отчество на Андрея Ивановича. Так «А.И. Абалкин» стал командиром батареи и дошел до Берлина, получив еще три ордена: Красного Знамени, Отечественной войны двух степеней (Объединенная газета. — 2005. — 5 июля.).

В результате поисковой работы Габацу Лакаева и данных обнаруженных документов (справка НКО воинской части № 25706 от 25 июля 1943 года за подписью начальника штаба части о том, «что Альбеков С.-А. является разведчиком и пользуется льготами согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26.06.1941 г.» и др.) стало известно, что Саид-Ахмед Альбеков, уроженец г. Гудермеса, в январе 1944 года был представлен к званию Героя Советского Союза. Об этом сам разведчик говорил во время своего визита в Гудермес в конце января 1944 года. Как сообщил в 2005 году глава администрации Гудермесского района в своем обращении на имя Президента ЧР, «в первых числах февраля 1944 года Альбеков попрощался с земляками и убыл, пообещав вернуться домой уже в ранге дважды Героя Советского Союза». После этого произошли известные трагические события февраля 1944 года. А об Альбекове его родственникам в далекий Казахстан просочилась информация, что он участвовал в штурме Берлина в 1945 году (Гумс. — 2005. — 23 апреля.). После этого следы героя теряются. Кстати, когда он приезжал в последний раз на Родину, он уже имел награды. Имеется военная фотография Альбекова, где на груди воина видны 2 ордена и 3 медали.

С ноября 1941 года чеченский воин, майор X.С. Сайгадинов был помощником начальника штаба полковой разведки 64-й армии. В августе 1942 года Сайгадинова назначают заместителем командира 48-го полка в составе 73-й стрелковой дивизии. В ноябре 1944 года он был назначен командиром 359-го стрелкового полка 50-й стрелковой дивизии 52-й армии. Когда чеченцев стали выселять, он записал себя «аварцем» и избежал горькой участи выселения. Начал свой боевой путь на Украине, где в одном из боев получил серьезное ранение в живот. Всего у него было 4 ранения. Среди наград отважного чеченского офицера из Ачхой-Мартановского района — ордена Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени и множество боевых медалей.

В числе тех, кто показал образцы боевого мастерства, самоотверженности и героизма в воздушных сражениях, были летчики из Чечено-Ингушетии А. Мальсагов и А. Ахмадов. Одним из первых в воздушном бою таран применил отважный летчик А. Эмиров. Выходец из Ачхой-Мартановского района Чечено-Ингушетии майор Даша Акаев командовал штурмовым авиаполком, участвовал в прорыве блокады Ленинграда и многих других сражениях. Был награждён боевыми наградами, в том числе и двумя орденами. 26 марта 1944 года он геройски погиб в бою.

В своей книге адмирал В. Ф. Трибуц, командовавший в годы войны Балтийским флотом, отмечал: «Отличный пример в выполнении своего долга показал командир 35-го штурмового авиаполка майор Д.И. Акаев...» Трибуц пишет, что Д.И. Акаеву было присвоено звание Героя Советского Союза. Однако он не получил заслуженной награды. Видимо, из представления командования Балтийского флота бериевскими соглядатаями была вычеркнута фамилия Акаева, поскольку он был чеченцем (Правда. — 1944. — 18 января.).

Подвиг командира Акаева и всех, кто пал вместе с ним, обеспечив Советской Армии победоносное наступление на Берлин, предали забвению. «Пятая графа» Даши Акаева оказалась роковой не только для него, но и для всех, кто, не задумываясь, пошел за своим командиром в огонь: капитана А. Трохачева, лейтенанта К. Голикова, младших лейтенантов А. Логвинова, Н. Никулина, М. Новоселова, лейтенантов М, Онуфриенко и А. Шутько» (Кашурко С. Родина Вас не забудет! // Дош. — 2003. — №1 – С. 9-10.).

«Даша Акаев, командир авиационного штурмового полка, ценой жизни своей и товарищей заплатил за разгром крупнейшей немецкой авиабазы тяжелых бомбардировщиков «Хейнкель-111». Эта база дислоцировалась у эстонского города Раквере и ее самолеты постоянно терзали войска четырех фронтов — Ленинградского, Волховского, Калининского и Западного. Майор Акаев перед вылетом предупредил летчиков, сказав: «Сомневающиеся могут остаться, бой будет жестоким». Пять «Илов» во главе со своим командиром 26 февраля 1944 г. взяли курс на авиабазу и разгромили ее. Тем самым славный сын чеченского народа «прорубил окно» на Запад для блокадного Ленинграда» («Судьба Героя», полковник С. Кашурко; Абазатов М.А. Указ. соч. С. 207.).

Самоотверженно сражались за Сталинград более одной тысячи воинов из Чечено-Ингушетии. В период боев за волжскую твердыню совершил бесстрашные подвиги Ханпаша Нурадилов. Из своего пулемета он уничтожил 920 фашистов, захватил 7 пулеметов и взял в плен 12 вражеских солдат. За боевые подвиги правительство наградило его орденами Красной Звезды и Красного Знамени. Фронтовая газета «Красная Армия» посвятила X. Нурадилову целую полосу под заголовком «доблестный рыцарь нашей Отчизны, герой Кавказа, сын солнца, орел орлов» (Красная Армия. — 1942. — 21 октября.). Там же было напечатано стихотворение Б. Полейчука «Солдатская честь», посвященное X. Нурадилову. Храбрый воин в бою на высоте близ станицы Букановской Сталинградской области 27 августа 1942 года геройски погиб. X. Нурадилову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. По всему фронту прогремело легендарное имя героя. Политуправление Сталинградского фронта выпустило о X. Нурадилове специальную листовку, в которой говорилось: «Придя на фронт из Чечено-Ингушетии, X. Нурадилов воплотил в себе лучшие черты доблестного чеченского народа, его геройство и орлиную удаль, его смелость и отвагу, мужество и доблесть... Взгляни, боец, на богатырский образ героя, горного орла X. Нурадилова! Пусть ратные подвиги героя Кавказа, сына чеченского народа, станут для тебя и твоих товарищей примером доблести в бою!» (Абазатов М.А. Указ. соч. С. 207.) На обратной стороне листовки была напечатана «Песня о Ханпаше Нурадилове» поэта Е. Долматовского.

В своих воспоминаниях заместитель начальника политотдела 5-й кавдивизии В. Таранин писал: «Я хорошо помню этого смелого парня. Впервые с ним я встретился в разгар боевых действий 1942 года. Возле леса у станицы Букановской собирались представители разных частей: летчики, кавалеристы, артиллеристы и другие для принятия присяги на верность Родине. Один за другим с речью выступали солдаты и офицеры. Наконец слово предоставили Ханпаше, командиру пулеметного взвода. Короткое выступление Нурадилова воодушевило бойцов. Он сказал: «Мы сегодня клянемся смело сражаться за свободу Родины. Настал час, когда мы должны показать, кто есть кто! Там, где будет сражаться мой взвод, будет или победа, или смерть. Это наш закон. Победа или смерть!» — этими словами он закончил свое выступление... » (Аргун. — 2005. — 24 марта.)

Послушаем и комкора И. Плиева: «Вся боевая жизнь этого гвардейца (Х. Нурадилова) была подвигом. Ему одному из первых присвоено звание Героя СССР. На своих вороных Ханпаша ветром несся в атаки, презирая смерть. В бою за с. Щигры он был ранен в руку. На глазах у товарищей он продолжал беспощадно косить наседавших врагов... При наступлении на село Байрак Ханпаша гранатами уничтожил несколько огневых точек врага и захватил в плен пятерых немцев. А когда противник перешел в контратаку, он подпустил густую цепь на 100-150 метров, и после отражения атаки командир эскадрона лично насчитал в поле сотни скошенных фашистов... А на Букановском плацдарме в сентябрьских сражениях Ханпаша обессмертил свое имя... В последнем для него бою, в критический момент молодой коммунист бросил перевязывать свою раненую ногу, поудобней уселся за пулемет и продолжал беспощадно косить вражью ораву. Его предсмертные слова: «Обуглись, но выстой! — так говорят у нас на Кавказе. — Иначе, какой же ты мужчина?» (Авхан Малаев. Чеченцы в войне 1941-1945 гг. Военное обозрение. 24 августа 2010. https://topwar.ru/1140-chechency-v-vojne-1941-1945-gg.html)

Капитан Я.А. Езиев в дни Сталинградской битвы командовал сначала ротой, а потом 44-м батальоном, Он геройски погиб 7 октября 1942 года. В повести «Годы войны» писатель В. Гроссман писал: «Когда-нибудь здесь будет стоять суровый и темный обелиск, памятник героям Сталинградской переправы. И люди прочтут имя комбата Смерчинского, основателя переправы, прочтут имя его преемника — чеченца капитана Езиева… » (Чеченцы: история и современность. — М., 1996. — С. 239.)

Во фронтовой газете «Сын Отечества» описаны боевые подвиги воинов из Чечено-Ингушетии на Сталинградском фронте осенью и зимой 1942 года. Здесь рассказывается о самоотверженных воинах, политруке Б. Сапаеве, кавалеристе М. Алиеве, отважных бойцах Мадаеве, Эдильханове, Гунушеве, Хурумове и многих других (Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. – Грозный, 1972. — Т. 2. — с. — 249.).

Мужество и отвагу в боях с фашистами проявил бывший учитель из горного села Химой Шатоевского района Махмуд Амаев. Командование воинской части за боевые заслуги в битве с гитлеровцами подарило ему кинжал с надписью «Солнца врагу не погасить, а нас не победить!» Рабочие Тульского оружейного завода изготовили для отважного снайпера именную снайперскую винтовку. В Москве на выставке «Комсомол в Великой Отечественной войне» экспонировалась табличка «личный счет снайпера-гвардейца младшего сержанта Махмуда Амаева» — на его счету уже в то время было 177 убитых фашистов. Махмуд Амаев пал смертью храбрых 22 февраля 1943 года (Даймохк. — 2005. — 20 марта.).

Мовлид Алероевич Висаитов был первым советским офицером, который пожал на Эльбе руку командиру передовых американских частей генералу Боулингу. В боях Великой Отечественной войны Висаитов участвовал с первого и до последнего дня, пройдя путь от Терека до Эльбы. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова, Красной Звезды, многочисленными медалями, наградами Польши, Венгрии, Чехословакии. Из рук генерала Боулинга, по указанию американского президента Гарри Трумэна, М. Висаитов получил высокую награду США — орден «Легион чести». В июне 1945 года командующим фронтом маршалом Рокоссовским он был представлен к званию Герой Советского Союза. Однако Берия наложил запрет на вручение этой награды. Лишь в мае 1990 года Указом президента СССР М.А. Висаитову было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно) (Мовсур Ибрагимов, Ислам Хатуев. Указ. соч. С. 188-189.).

Славный боевой путь прошли братья Имадаевы из горного аула Итум-Кале. Ахмет Имадаев был летчиком-истребителем, потопил несколько вражеских кораблей, имел звание майора и многочисленные боевые награды. Его брат, Магомед Имадаев, в январе 1942 году был назначен комиссаром 255-го Чечено-Ингушского отдельного кавалерийского полка. Участвовал в жарких сражениях против фашистов рядом с Висаитовым, Алхановым, Гагиевым, Дзабиевым, Салаевым и другими боевыми товарищами. Тяжелораненым Имадаев попал в плен. Фашисты узнали, что он комиссар. Они подошли к нему и спросили: «Ты комиссар?» Имадаев с трудом поднялся на израненные ноги, выпрямился и ответил: «Да, я комиссар и коммунист!», потом обернулся к своим товарищам, попавшим в плен: «Прощайте, товарищи!» и добавил чеченской поговоркой: «Держите свои сердца крепко зажатыми в кулак!» Через несколько минут его расстреляли (Ибрагимов Муса М. Вклад вузовской интеллигенции Чечено-Ингушетии в победу в Великой отечественной войне // Материалы республиканской научно-практической конференции «Депортация чеченского народа: последствия и пути его реабилитации» 18 февраля 2006 года, г. Грозный 2006. – С. 66.).

Уроженец Урус-Мартана Магомед Индербиев в 1941 году добровольцем ушел на фронт, взяв с собой, по древнему обычаю чеченцев, горсть родной земли, которую высыпал на то же место, откуда взял, спустя 17 лет. Об этом известный чеченский поэт X. Эдилов написал стихотворение «Горсть земли». Индербиев участвовал в сражениях на Южном, Воронежском, Центральном, Карельском, 1-м Украинском фронтах, Курской дуге. В октябре 1943 года на правом берегу Днепра получил тяжелое ранение, когда выводил из окружения две роты противотанкового батальона. Воевал на Карельском фронте, участвовал в прорыве линии Маннергейма, в боях на Сандомирском плацдарме, форсировании рек Висла, Одер, Нейсе и Шпрее, в штурме Берлина, Дрездена, 9 мая на улицах Праги встретил весть о победе. Офицером запаса демобилизовался в 1948 году (Вести Республики. – 2005. – 22 февраля.). Магомед Индербиев долгое время был председателем республиканского Совета ветеранов войны и труда. Он награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны, Трудового Красного Знамени и многочисленными медалями.

В годы войны бесстрашным воином зарекомендовал себя бывший директор Алхазуровской школы, старший сержант X. Магомед-Мирзоев. В 1943 году, форсируя Днепр, он только в одном бою из своего пулемета уничтожил 144 фашиста. В конце 1943 года кавалеристы соединения преследовали отступающего врага, Хаваджи был ранен. Но недолго он пробыл в госпитале. В феврале 1944 года его жена получила теплое письмо от командования части, в рядах которой сражался Хаваджи: «Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1944 года Вашему мужу, гвардии старшему сержанту Магомед-Мирзоеву Хаваджи присвоено звание Героя Советского Союза. Ваш муж в боях с немецкими захватчиками на степных просторах Украины за седой Днепр показал высокие образцы воинского умения и мастерства, проявив при этом отвагу и геройство в борьбе за честь, свободу и независимость нашей Родины. Мы гордимся Вашим мужем, доблестным воином героической Красной Армии, который не жалеет ни своей крови, ни своей жизни во имя победы над заклятым врагом во имя нашей великой и могущественной Родины. Мы выражаем уверенность в том, что Герой Советского Союза, гвардии сержант Магомед-Мирзоев после возвращения из госпиталя в часть и в последующих боях с немецкими оккупантами еще не раз прославит непобедимое советское оружие и нашу Отчизну...»

Преследуя врага в одном из сражений их эскадрон попал в засаду. На выручку подоспел другой эскадрон. Фашистов зажали в лощине. Они пошли в яростную атаку на залегших в обороне конников. Хаваджи обратил внимание, что умолк пулемет его боевых друзей и бросился к ним. Но было поздно, друзья погибли. Раненый, он продолжал строчить из пулемета по наступающим фашистам... Это был последний бой Героя Советского Союза Хаваджи Магомед-Мирзоева (Ибрагимов Мовсур, Хатуев Ислам. Подвиг во имя Родины. Грозный – 2015 – С. 306.).

Ирбайхан Бейбулатов ушел на фронт в 1941 году. В морозный день 1943 года разгорелся тяжелый бой на подступах к ст-це Пролетарской. Зажатый в огненное кольцо, враг яростно сопротивлялся. Батальон отбивал уже десятую контратаку немцев, от пулемета к пулемету перебегал командир роты Бейбулатов, помогая вести огонь. На правом фланге просочилась группа гитлеровцев, еще миг — и тысячи их прорвутся из окружения. Ирбайхан схватил пулемёт и струи свинца завалили вражьими телами проход. Противник откатился назад, но вражеская пуля сразила отважного чеченца. В далекий Осман-юрт Есимат Бейбулатовой командование части направило письмо о геройской смерти ее сына. Но в госпитале он выжил. «...От того боя, кроме раны, остался у меня на всю жизнь орден Красной Звезды. А с врагом мы еще повоюем», — писал он матери.

И. Бейбулатов вернулся на фронт, создал штурмовые группы, которые завязали уличные бои в Мелитополе. Вот уже пять суток шла битва, 19 атак танков и пехоты отбили бейбулатовцы. Их огнем были уничтожены более одной тысячи гитлеровцев и 7 танков. И всегда там, где трудно, впереди штурмовых групп вырастала знакомая для бойцов фигура комбата Бейбулатова. Мелитополь был взят, но Ирбайхан в боях за него погиб. 1 ноября 1943 года И. А. Бейбулатову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Добровольцем ушел на фронт в 1943 году выходец из с. Центорой Ножай-Юртовского района Абдула Алиевич Абдулазимов. В составе Второго Украинского фронта Абдулазимов с боями дошел до Праги. За мужество и героизм, проявленные в битвах, Абдула Алиевич был награжден орденами Славы всех трех степеней и 10 медалями.

С первых дней войны воевали за родину братья подполковник Абдулла Ахтаев и капитан Абдул-Вахид Т. Ахтаев. А.Т. Ахтаев, командуя полком, летом 1944 года участвовал в прорыве вражеской обороны под городом Красно (Польша). Умирая от полученного тяжелого ранения на руках своего боевого друга, прославленного генерала X. Мамсурова, он сказал: «Я честно исполнил свой долг перед Родиной». Младший брат Абдулы А.-В. Ахтаев, будучи командиром разведывательного эскадрона соединения, также погиб смертью храбрых летом в 1944 года в районе польского города Броды.

Имя Канти Абдурахманова, добровольцем ушедшего в Красную Армию, стало широко известно благодаря его подвигам. В 1942 году его направили в 51-ю гвардейскую дивизию 6-й гвардейской армии и назначили командиром орудия. Вехи его воинского пути: Таллинн, Рига, Полоцк, Витебск. Войну закончил в Польше в 1945 году.

В жарком бою в декабре 1943 года недалеко от деревни Калинино Калининской области смелость сержанта К. Абдурахманова решила исход сражения. Неизвестно за кем была бы безымянная высота, если бы в разгар боя он не выкатил под шквальным пулеметным огнем свое орудие и прямой наводкой не расстрелял вражеский дзот. За этот подвиг К. Абдурахманов был награжден орденом Славы 3-й степени. При форсировании реки Западная Двина в июне 1944 года К. Абдурахманов, переправившись на левый берег, уничтожил пулеметный расчет противника, препятствовавший переправе. За это он был удостоен ордена Славы 2-й степени. К ордену Славы 1-й степени командование дивизии представляло К. Абдурахманова в феврале 1945 года за участие в ликвидации немецкой группировки в районе Лиепая. К сожалению, этот наградной лист затерялся. Он стал Героем России — это звание было присвоено К. Абдурахманову Указом Президента РФ в мае 1996 года (Там же. С. 311.).

Этот необыкновенный случай произошел на Пулковских высотах под Ленинградом в 1943 году. Командир орудийного расчета сержант Масут Апаев, призванный в армию из Чечено-Ингушетии, на окраине Ленинграда в одном из разрушенных домов нашел патефон. Среди пластинок оказалась запись лезгинки чеченского композитора Умара Димаева. Он прихватил патефон. А в минуты затишья весь расчет слушал музыку кавказских гор. Однажды орудие сержанта Апаева было тщательно замаскировано на танкоопасном направлении. В блиндаже не разрешалось не только громко разговаривать, но даже курить.

Батареи артдивизиона вели огонь по противнику, а орудие Апаева ожидало своего часа. Вдруг связист при расчете снял наушники, лицо его сияло. Он сообщил: «Наши войска на Северном Кавказе одержали крупную победу: фашистские войска отступают. Освобождён Ростов! Кавказ свободен!» Масут не выдержал, закричал: «Ура!». Завел патефон. Над позицией раздались звуки лезгинки.

Масут выскочил из блиндажа, затем оказался на бруствере... во весь голос закричал: «Асса!» — и пустился в бешеной пляске утаптывать снег над бруствером. В это мгновение, рискуя жизнью, презирая смерть, которая могла его настигнуть в любую секунду, он торжествовал, бросая вызов врагам Родины…

«Кавказ освобожден!» — кричал он.

«Мерзавец! Сумасшедший! Сволочь! — кричал командир батареи. — Обнаружил пушку! Арестовать! Под трибунал!»

Но противник почему-то молчал. И вдруг из глубины немецкой обороны заговорил мощный репродуктор: «Ахтунг! Ахтунг! Внимание! Внимание! У русских не выдерживают нервы. Русские сходят с ума!» — так фашистская пропаганда комментировала поступок смельчака, бросившего врагам вызов.

Сержанта арестовали и под конвоем привели к командиру артполка. Выслушав доклад командира дивизиона о ЧП, вопреки ожиданиям, комполка подошел к Масуту Апаеву, обнял его, расцеловал и сказал: «Молодец, герой! Хорошо танцуешь! Я все видел. Смерть презираешь... фашистов презираешь... Пусть знают: плевали мы на них! Скоро конец им будет!», и, обратившись к адъютанту, заметил: «Заполните на сержанта Апаева наградной лист: «За мужество и беспримерную храбрость представить к ордену Красной Звезды!» (Чечен-инфо. Орден Красной Звезды за лезгинку. http://www.checheninfo.ru/18978-orden-krasnoy-zvezdy-za-lezginku.html).

Не всем воинам Чечено-Ингушетии довелось завершить свой славный путь и вернуться в родной край. Как писал в своих мемуарах Мовлит Висаитов, «много потеряли мы в боях отважных друзей. Обо всех их не скажешь, хотя жизнь каждого из них — целая книга».

Окончание материала, дорогие наши читатели, вы сможете прочесть в праздничном выпуске нашей газеты по ссылке: http://storage.inovaco.ru/media/project_smi3_937/36/8f/60/71/7b/4b/gums-26-29.pdf 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

242