Меню
16+

Гудермесская районная газета «Гумс»

11.02.2021 11:50 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 5-6 от 11.02.2021 г.

Четверть века на посту редактора

Автор: Радима СУМБУЛАТОВА

В 1990 году Х.Борхаджиев пополнил ряды гудермесских журналистов. В этот же год он поступил на филологический факультет ЧИГУ, который после успешно закончил.
Дебют в журналистике пришелся на время бурных событий в общественной и политической жизни в республике. За короткое время Х.Борхаджиев вырос от корреспондента до главного редактора газеты «Гумс». В преддверии юбилейной даты я встретилась с Хожбауди Рамзановичем в стенах редакции гудермесской газеты, где у нас состоялась следующая беседа… — Хожбауди Рамзанович, Вы почти 26 лет возглавляете Гудермесскую
районную газету «Гумс». Насколько я знаю, это своеобразный рекорд
среди редакторов газет и журналов нашей республики по стажу руководства в чеченских СМИ.
Напомните, как состоялось Ваше
назначение?
- Весной 1995г. префект Гудермесского района Мовла Осмаев (бывший редактор газеты «Гумс») пригласил меня на аудиенцию и поинтересовался, какое учреждение в городе я хотел бы возглавить, и предложил несколько вариантов. Мой выбор пал на «Гумс». Гудермесской газете тогда придали межрайонный статус, и планировалось ее распространение еще на 3 района – Курчалойский, Ножай-Юртовский, Веденский. Вновь собранный коллектив редакции
быстро наладил работу, хотя для этого пришлось реанимировать и типографскую базу в Гудермесе. Отремонтировали наборные машины-линотипы и вскоре выдали первый номер. У «Гумса» в трех других районах были корреспондентские пункты, где местные журналисты хорошо справлялись со своими задачами. Первый номер выпустили через два года «простоя». Напомню: в 1993 году газета «Гумс» была официально закрыта республиканскими властями за «антигосударственную деятельность». Летом 95-го гумсовцы произвели добротный ремонт здания редакции. Но в конце того года наступила черная полоса в трудовой деятельности журналистов «Гумса». 13 декабря 1995 года в город зашли боевики во главе с Салманом Радуевым, которым была поставлена задача сорвать предстоящие выборы Главы республики.
- Это особые события в истории Гудермеса: вторая декада декабря того года ознаменовалась большим количество жертв и разрушениями…
- Да, так и было. Утро 13 декабря началось с интенсивного треска автоматных очередей, ухали гранатометы.
Вскоре с сопки стали обстреливать городские кварталы из дальнобойных пушек и танков. Так продолжалось больше недели… 17 декабря на территории редакции газеты появились вооруженные ребята с канистром бензина. Они спешно разбили окна, залили горючим несколько помещений и подожгли. Все содержимое быстро превратилось в пепел…
В этот день смертельное ранение получил корреспондент газеты Юсуп Бетербиев, в которого угодил осколок снаряда, пущенного с Гудермесского хребта. Так оборвалась жизнь молодого
парня, делавшего первые шаги в журналистике. 22 декабря после прекращения боевых действий, когда журналисты вышли на работу, они увидели удручающее зрелище: все внутри сгорело – стояли одни голые стены. Не сохранился и архив «районки» с 1953 года: в
углу лежала черная пыль, вобравшая в себя всю писаную историю жизни Гудермеса и гудермесцев за 42 года… Огнем было уничтожено и все типографское оборудование.
- Тяжело было возобновить работу в условиях материальных
затруднений?
- В первую очередь нужно было найти новые помещения для работы. Власти
предложили 2 комнаты в частной гостинице. Через полтора месяца вынужденного перерыва выпустили очередной номер. Он был отпечатан в Махачкале офсетным способом: такая печать имела более современный и приглядный вид. Еженедельно, по четвергам, в дагестанскую столицу командировали ответсекретаря Бадрудди Хайдарханова, большого профессионала в своем деле. Он прекрасно справлялся с возложенными на него обязанностями.
- Насколько я знаю, Вы тогда постоянно ощущали на себе психологический прессинг?
- Было дело: порою получали угрозы в свой адрес от боевиков. Был случай особого порядка.
Как-то в редакцию пришел бывший работник дудаевских спецслужб и показал
бумагу, которая содержала решение Высшего шариатского суда, согласно которому ряд ответственных работников района приговаривались к расстрелу. В списке значилась и моя фамилия. Против каждой фамилии стояла подпись лица, призванного исполнить данное решение. Мне удалось установить личность человека, поставившего подпись против моей фамилии и встретиться с ним. Состоялся жесткий разговор. Мой собеседник заверил меня, что подпись поставил для того, чтобы обезопасить меня, мол, никогда не взял бы на себя
этот грех. И я ему поверил. Потом были крутые перемены в жизни республики. Наступил август 1996 года. Известные военные события в республике заставили российских подразделений
оставить Чечню. Далее состоялись выборы и к власти пришел А.Масхадов. На
меня устроили настоящую охоту. Регулярно вызывали «на ковер». Многие мои друзья-товарищи с приходом к власти Масхадова покинули республику и даже сумели найти приличную работу в разных регионах России. Я не мог оставить близких и родных, и стал объектом преследований. Нужно было иметь крепкие нервы, чтобы не согнуться и не потерять самообладания. Досаждали все, кому не лень: шариатский суд, милиция, служба безопасности
ЧР. Особенно усердствовали «спецы» НСБ. Мои мытарства продолжались до осени 1999 года, когда в Гудермесе был установлен конституционный порядок.
- Читателям интересно будет узнать, как в Гудермесе состоялась
смена власти в рамках освобождения «второй столицы» от боевиков?
- В ноябре 1999 года Гудермес был освобожден от боевиков, и он сразу принял руководителей новой чеченской власти – Временной Администрации ЧР – и неофициально начал называться «второй столицей». Коллектив «Гумса» в первый раз после 3,5 лет вынужденных «отгулов» собрался в городском спортзале. Под Новый 2000 год гумсовцы выпустили
первый номер после долгого перерыва. С этой целью 29 декабря 1999 года
я поехал в соседний Дагестан. В Чечне в ту пору ни одна типография не
функционировала, а выход на соседние республики был невозможен: граница была заблокирована военными. Был один вариант – Дагестан, куда через Гудермес курсировали грузовые поезда. Один единственный вариант, и тот
– соседняя республика, где еще 5 месяцев назад проходили боевые действия,
спровоцированные подразделениями Басаева и Хаттаба, а кровавый рейд был подготовлен и осуществлен со стороны Чечни… Встретился с начальником ж.-д. станции в Гудермесе Сулейманом Давлетмурзаевым, который выразил готовность помочь. Оказавшись в компании машиниста и его помощника, без проблем оказался в соседнем Хасавюрте. В кармане всегда было удостоверение члена Союза журналистов России, которое мне «помогало» в непростых ситуациях. В Махачкале я первым делом обратился к министру по национальной политике, печати и информации Гусаеву, который дал добро на печатание газеты в республиканской типографии в первую очередь. В условленное время я успел на обратный рейс грузового поезда в Хасавюрте. После выхода вышеуказанного номера еще 15 месяцев мы не могли нормально функционировать, поскольку не было налажено финансирование. Но гумсовцы не отчаивались – верили, что их труд востребован и гражданскими властями, и общественностью. Не получая зарплату вообще, мы выпускали в то время очень
популярное издание, тиража которого не хватало катастрофически, но увеличить его было нереально: не было ни финансовых, ни физических, ни технических средств. При этом приходилось публиковать официальные материалы и военных структур, и гражданских властей, и религиозных организаций.
- А так называемые боевики больше не тревожили?
- Случались факты и такого рода.
…В один из дней февраля 2001 года в своем дворе я обнаружил газету, вдетую в ручку калитки. Это была двухполоска, отпечатанная на ризографе, с весьма интересным названием… «Ичкерия». Над «шапкой» от руки был написан текст в три строки на арабском языке, а на второй странице привлекала к себе объемная статья под названием «Раболепство «Гумса», в которой автор явно не был в восторге от деятельности гудермесских журналистов. Газету показали муфтию республики Ахмаду Шамаеву для перевода рукописи. Это были угрозы в адрес редактора с намеками: что его дни сочтены… Однако уверенность в том, что все находится во власти Всевышнего, заставляла собираться духом и выполнять свою работу в нужном режиме. А в начале 2001 года наладили и финансирование СМИ.
Наш профессиональный труд скоро оценили и в республике, и на федеральном уровне.
- Назовите главные успехи тех
лет.
- В марте 2001 года гудермесская газета была признана одной из лучших
районных газет ЮФО. В тот год правленцы Союза писателей России приняли меня и Руслана Юсупова, ведущего журналиста и признанного поэта, в
свою организацию. В 2004 году я выиграл конкурс по линии Союза журналистов Чечни в номинации «Газета». На следующий год мне была вручена самая ценная награда – Платиновое перо на первом республиканском журналистском конкурсе имени Ахмат-Хаджи Кадырова. Параллельно победил в конкурсе, проводимом газетой «Голос Чеченской Республики» и посвященном женщинам Чечни. В 2006 году моя статья была признана лучшей в журналистском конкурсе по ЮФО. В тот же год удостоился звания Заслуженного работника культуры
ЧР, которое получил в день 65-летнего юбилея газеты «Гумс». В 2007 году чеченские журналисты на своем съезде избрали меня председателем правления Союза журналистов ЧР. Пять лет кряду под моим руководством представители СМИ Чеченской Республики участвовали во Всероссийском, а затем и Международном фестивалях журналистов в Дагомысе и Лоо (поселки в пределах г.Сочи) и в общем зачете собрали самый большой урожай наград среди регионов России. За большой вклад в дело развития российского журналистского сообщества был награжден Почетным знаком Союза журналистов России.
В 2008 году было присвоено звание Заслуженный журналист ЧР. В 2009 году выиграл Всероссийский конкурс «Журналисты России против террора». Через два года на международном фестивале журналистов в Лоо газета «Гумс» была поощрена Дипломом, как
одна из лучших городских и районных изданий в России.
- Вы всегда активно занимались
писательской деятельностью...
- В 2011 году стал кавалером ордена «Золотой орел» им. М.Мамакаева – за большой вклад в развитие чеченской литературы. В 2012 году мне была вручена медаль «За достижения в культуре». Являюсь автором около 130 песен, исполняемых популярными артистами Москвы, Чечни, Ингушетии и Дагестана. Некоторые из них звучали как гимны престижных творческих
форумов в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Сочи, Владикавказе и в Грозном.
Свои литературные произведения пишу как на русском, так и на чеченском языках. Творю во многих жанрах как в поэзии, так и в прозе. Серьезное внимание уделяю и переводам, благодаря чему русскоязычный читатель имеет возможность ознакомиться с произведениями чеченских авторов: А. Айдамирова, Ш. Арсанукаева, Ш. Рашидова, МС. Гадаева, М. Сулаева, М. Дикаева, М. Ахмадова, Л. Абдулаева и многих других. Также перевел на чеченский язык бессмертные рубаи Омара Хайяма, лирику А.Пушкина,
М.Лермонтова, С. Есенина, Б. Пастернака, К.Симонова, Б.Окуджавы,
Р. Рождественского, а также северокавказских авторов: Р.Гамзатова, И.
Машбаша, К. Хетагурова, К. Кулиева, Ф. Алиевой и других. Мне очень
близок девиз Юрия Олеши «Ни дня
без строчки…».
P.S. Хожбауди Борхаджиев является соавтором коллективных сборников «Лирика-90» и «Возвращение». Совместно с Дени Сумбулатовым выпустил книгу «Культуры Чечни.
Испытание временем». Из-под его пера выходили также книги: «На линии фронта», «На виражах времени», «Терек». Восхождение к Кубку», «В дыму надежд», «Вчера и сегодня», а также «Гудермес и гудермесцы». Готовит к изданию новую книгу под рабочим названием «От бед до побед». Является членом Союза журналистов РФ с 1995 года. Вошел в Энциклопедию лучших журналистов России ХХ века.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

6