Меню
16+

Гудермесская районная газета «Гумс»

13.04.2015 12:09 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 23-24 от 09.04.2015 г.

О зарождении аула Гудермес

Автор: Хожбауди Борхаджиев
журналист

О зарождении аула Гудермес написано немало, в том числе и автором этих строк. Анализы краеведов исторических корней «второй чеченской столицы» практически не расходятся в главных вопросах: кто и когда первым заселился на этих благодатных землях близ реки Гумс.

Конечно, никто не может назвать конкретную дату начала истории Гудермеса. Архивных документов на сей счет нет. Если они и есть, то еще не обнародованы. Мы можем опираться на народные предания, которые гласят о том, что годами зарождения Гудермеса следует считать начало 18 века. Да, на этих землях и раньше жили люди, и, точно, это были чеченцы. Во времена нашествия Тимура в конце 14 века им пришлось отступить перед мощной военной силой кочевников и податься в горы. В ту пору они стали строить боевые башни и обороняться в горных условиях, где у них это лучше всего получалось.

В северо-западной части окраины Гудермеса, в пределах исторической местности Гумс-корт, даже случайные земляные работы дают поразительные результаты: неисчислимые захоронения, весьма интересные артефакты – черепки, кувшины, принадлежности к метательным орудиям, каменные изваяния и т.д. Все это говорит о том, что Гумс-корт – место, которое нуждается в изучении путем археологических раскопок. Чеченские ученые-историки знают, что здесь можно «выдать впечатляющий результат», но инициировать данный вопрос и задействовать необходимые рычаги никто пока не спешит…

Учитывая вайнахскую особенность – хранить верность родной земле, можно с долей малого риска допустить, что в начале 18 века первые жители аула Гуьмсе возвращались к своим историческим корням, а не занимали новые для них земли. В проблемных вопросах они сумели  договориться с местными «хозяевами»,и можно сделать вывод, что стороны находили общий язык в рамках исторической справедливости…

Рано или поздно ученой средой будут востребованы и тщательно изучены все аспекты краеведческого плана, и мы, наконец, узнаем, над какими подземными достопримечательностями древности сегодня ходим…

Моя предыдущая работа об исторических изысканиях касательно Гудермеса была дважды опубликована на страницах «Гумса» и выложена в интернете, а потому нет необходимости повторяться в базисных моментах. Я хочу остановиться на тех вопросах, которые еще не освещались и доселе не поднимались мною. Есть скептики, утверждающие, что зарождение Гудермеса состоялось значительно позднее других аулов Качкалыкской зоны, и при этом  ссылаются на некоторые труды А.Берже, дескать, у него там нет сведений об этом населенном пункте. Да, в одном из документов за подписью Берже Гудермес в ряду других сел действительно не упоминается, но это просто упущение. В его же основной работе «Чечня и чеченцы» данный топоним есть. В первой же главе «Географическое и топографическое описание Чечни» можно прочитать: «Качкалыковцы. Так до 1840 года назывались чеченцы, обитавшие по северо-восточному склону Качкалыковского хребта (на этом склоне вновь (!) поселены аулы: Гудермес, Истису, Ной-беро-аул, Ой-сунгур…). Если «вновь поселены», значит, эти населенные пункты имели место быть там и ранее.  

Второе. Есть исторические письмена, указывающие, что аул Гудермес существовал в 40-е годы 18 века.

А теперь о том, кто является родоначальниками аула Гудермес. Нет сомнения в том, что это – выходцы из чеченского горного аула Чартали, который с установлением советской власти на Кавказе остался в пределах административной территории Грузии.

В Гудермесе есть жители из тейпа чартой, которые уже на уровне некъий (подразделение тейпа) сегодня презентуют себя «первопроходцами». Ответственно заявляю, что никаких оснований – аргументов и фактов, позволяющих им «тянуть одеяло» на себя, нет и впредь не предвидится. Первыми могли быть предки и сунтар-некъи, и цуги-некъи, и гай-некъи. Но кто именно из них – никто сегодня точно сказать не может. Определенно можно заявить: кто-то из них. Часть аула Гуьмсе с кривыми улицами и близ Гумса – это и есть место «высадки десанта» из Чартали три века назад. Позже присоединились мигранты из других горных аулов: г1умхой, г1ордалой, энакхаллой, гилной, зандакхой и т.д. Все они хорошо уживались, редки были случаи кровавых ссор, хотя факты подобного рода все-таки случались. К примеру, основатель села на Тереке Хангиш-Юрт – Хангиш – был выходцем из аула Гудермес, и оказался в тех местах в пору, когда его в родных местах объявили «персоной нон-грата» из-за кровной мести. Та же участь постигла и моего пятого предка, от рук которого погиб один из жителей аула, представляющих тейп – г1умхой. Это было после падения Шамиля, но до распада Таркинского шамхальства, то есть после 1859 года, но до 1867 года. В ту пору чеченцы имели хорошие контакты с кумыками-таркинцами, а Тарки часто становилось прибежищем для наших людей, выдворенных с родных мест на почве «вендетты». В силу этих обстоятельств и причин 150 лет назад мой далекий предок оказался в столице Таркинского шамхальства, где провел некоторе время и там же ушел в мир иной. После его смерти вдова получила возможность вернуться на родину, что она и сделала со своими сыновьями. Звали их Янда, Яндарха, Къеда и Дурда. Янда является прародителем Борхаджиевых и Яндиевых, Яндарха – Апцаевых и Магомадовых, Къеда – Алабаевых, Мадиевых и Зармаевых, и, наконец, от Дурды «пошли» Дурдаевы и Арсаевы.

У Янды было 4 сыновей – Борха, Яхо, Мукуш и Бана. Из них наиболее авторитетным был Борха, который, будучи молодым человеком, всецело отдал себя изучению ислама. В последнее десятилетие 19 века он был приглашен жителями села Герзель-Аул возглавить местную мечеть в качестве имама. Эти обязанности он выполнял там почти 15 лет. От герзельской мечети второй раз совершил хадж в Мекку (первый раз – от гудермесской аульской мечети). Оба раза паломничество было осуществлено в пешем порядке. В одну из этих миссий был с почестями принят политическим и религиозным лидером Джамалутдином, который наградил Борху халатом священнослужителя, украшенным золотом…

После этого он вернулся в Гудермес, а потом переселился в небольшой населенный пункт возле Сунжи – Бори-хутор. Данное место  проживания получило свое название от его имени: в народе он был известен как Бора…

Умер он в 1919 году и похоронен на кладбище в окрестностях Гудермеса в направлении Илсхан-Юрта. Рядом покоится его брат Яхо, потомки которого, повторяю, сегодня носят фамилию Яндиев. У Мукуша был единственный сын Хамид. Он умер до выселения — в конце 30-х годов. Была у него дочь по имени Ганапу. Утром 23 февраля 1944 года она трагически погибла. В то утро людей на американских «Студебеккерах» вывозили из «аула», и одна из машин по дороге на вокзал угодила в большую яму и перевернулась. Погибли люди: три человека из семьи Каплановых и юная Ганапу… Погибших  даже не разрешили предать земле…

Бана также рано умер. Был он в отличие от своего брата Борхи более «светским». На любых свадьбах и вечеринках являлся центральным персонажем по причине того, что прекрасно танцевал. Его единственный сын Лила, офицер Красной Армии, погиб в конце 40-х в финских событиях. У Борхи было трое сыновей – Магомед, Махмуд и Яхъя. Последний продолжил дело своего отца – был очень авторитетным богословом. Подвергался гонениям со стороны НКВД и чудом избежал репрессий. Умер он 26 апреля 1945 года и похоронен недалеко от города Темиртау в Казахстане рядом с братом Магомедом. Махмуд умер незадолго до выселения…

Но вернемся к теме градации аула Гудермес. К середине 18 века он был «на слуху», являясь местом больших и шумных торговых сборищ наряду с селом Брагуны. Базар собирался на месте сегодняшнего «аульского» садика и мечети. Сюда съезжались для купли и продажи товаров многие представители других народов – русские, горские евреи, кабардинцы, черкесы, кумыки… Было что продать и что купить. Гудермесские чартойцы в поисках лучшей доли осваивали и другие места. Доподлинно известно, что многие из них перебирались поближе к казаческим станицам и зарождали новые села в Притеречье.

В ауле долгое время не было главной мечети. Это объяснялось тем, что ислам только укоренялся и до поры до времени верующие обходились молельными домами. Большую мечеть «отгрохали» в начале 90-х годов 19 века. Был он по площади на порядок меньше, чем сегодня, и вмещал до 500 прихожан. Первым имамом, по всей видимости, был Сулим Асхадов. А Борха там с самого начала читал проповеди, а потом откликнулся на зов жителей Герзель-Аула и  стал имамом в местной мечети.

23 марта 1919 года Гудермес стал очагом большой напряженности. Несколько дней кряду здесь велись переговоры с деникинским генералом Доценко на предмет неоказания сопротивления. Аульчане в конечном итоге предложения «белой гвардии» отвергли, и село постигла участь Цоци-Юрта, правда, с меньшими потерями в живой силе. К слову сказать, русскоязычная часть населения сопротивление подразделениям Доценко не оказала. «Белые» заехали по железной дороге с артиллерией на платформах, установили пушки на станции и стали нещадно обстреливать «аул». Многие к этому времени успели перебраться в соседний Илсхан-Юрт, потому число погибших было не столь велико, как в Цоци-Юрте. Жертвы были, в основном, в стане обороняющихся, которые сосредоточились на подступах к Гудермесу. Во время артиллерийского обстрела в числе других погиб единственный и родной брат моей бабушки – Бисолта. 18-летний парень занял оборону на Гумс-Корте, заявив, что не может оставаться дома, когда враги с оружием в руках пришли на землю отцов. Бисолту похоронили в безопасном месте – на окраине Илсхан-Юрта. Во время артобстрела было разрушено много домов гудермесцев и сильно пострадала мечеть, особенно – минарет.  

Дальше грянули тяжелые времена. Страна Советов развернула тотальную борьбу с религиозными авторитетами, и до 1928 года восстановить свой главный храм гудермесским мусульманам не удавалось. А в тот год жители аула мобилизовали свои силы и произвели капремонт мечети, который после этого принимал прихожан до 1937 года, хотя власти всячески старались воспрепятствовать этому. Особенно вероломные удары были нанесены по духовности в 1932 году, а потом и в 1937 году, когда подвергли репрессиям лучших сыновей аула Гудермес – ведущих богословов. Были арестованы и пропущены через жернова пыток все без исключения местные муллы. Домой так и не вернулись Абубакар, ----------------------------- и другие… Мечеть надолго закрыли и восстановили только в 1981 году (наряду со староатагинской – первыми в республике).

Имамом выбрали сына Абубакара – Абдурашида. Его заместителем стал Шайхи Сахабов. А мой отец Рамзан (Ахмед) читал проповеди до весны 1994 года. В 1994г., 30 апреля в пятничный день, он в последний раз выступил с проповедями. Под его началом прихожане исполнили ритуал – тобадар. Это было на пятничной рузбе. На следующий день он отправился в Мекку, хотя чувствовал себя неважно. Выполнив один из фарзов ислама, он в конце мая вернулся домой. Поездка его сильно надломила. На 13-й день своего возвращения – 8 июня, он ушел в мир иной. Ровно через 80 дней не стало и имама Абдурашид-Хаджи. Невероятно, но факт: свои жизненные часы они остановили в одно и то же время: 23 ч. 45 м. (!)… В то лето 94-го года гудермесская земля заметно осиротела: с этими людьми ушла целая эпоха истинных слуг Аллаха…

Вместе с тем в ауле Гудермес была и своя интеллигенция – учителя, стоявшие в 30-40-е годы у истоков развития школьного образования в рамках одного села. Пусть речь идет только о начальных классах, но тем не менее это было жизненно необходимо: страна взяла курс на ликвидацию безграмотности, повсеместно строились школы, ускоренно готовились педагогические кадры, и в этих условиях важно было иметь местных учителей из чеченцев. Тогда часто родители своих детей в школу не пускали, а чеченские учителя много работали и с местными жителями, рассказывая им о значении учебы и воспитании детей в новых реалиях. И все это приносило пользу: желающих учиться было все больше и больше.

В 1928 году в «ауле» открылась начальная школа №2. Для этих целей арендовали частный дом, где после располагалась библиотека. Через несколько лет под школу возвели новые строения – несколько глинобитных помещений, в которых ребята учились до начала 80-х годов. К тому времени рядышком стояли два других дома – кирпичные, более современные. Но все это снесли в первой половине 80-х годов и на их месте отстроили 3-этажную школу, которую торжественно открыли в 1985 году.

Добрым словом следует назвать первых аульских учителей, которых сегодня нет в живых, но они навсегда останутся в памяти людей. Это – Ани Исмаилов, Али Дадагов, Абдулкадыр Бакараев, Абубакар Ахмадов и Таха Юсупов. По их стопам пошел юный Хамид Юсупов, который в 17 лет стал директором аульской школы. И было это незадолго до депортации чеченцев… После возвращения чеченцев на историческую родину их доблестный труд продолжили Нурдин Абзотов, Саид-Селим Шовхалов и Габацу Лакаев. Первый из них вообще был первым учителем родного языка в в средних и старших классах в г.Гудермесе. Уйдя на пенсию, он влился в коллектив редакции газеты «Гумс», где верой и правдой служит вот уже 15 лет.

Саид-Селим в своей родной школе был и директором, а потом преподавал в Гудермесском педучилище. Там же закончил свою педагогическую деятельность и Габацу Лакаев. Последних двоих сегодня нет в живых. Они при жизни дружили с местной газетой и оставили после себя работы в области краеведения и истории Гудермеса.

У старожилов города свежи в памяти облик аула до выселения и после возвращения. До 1944 года в ауле не было своего кинотеатра и молодым людям приходилось знакомиться с фильмами в городской черте – в железнодорожном клубе или в кинотеатре «Комсомолец». Вернувшись на историческую родину, «аульчане» рядом с мечетью обнаружили новый объект – горкинотеатр, где часто проводили свой досуг. В кино ходили и женщины, особенно, когда демонстрировались индийские фильмы. Тут аншлаг был обеспечен, и билетов, как правило, не хватало.

До 1961 года село Гудермес являлось отдельным административным образованием. Оно резко контрастировало с внешним обликом самого города, где улицы были ухоженные и более менее благоустроенные. А в «ауле», особенно в дождливую погоду, улицы утопали в грязи, и особенно это было характерно для территории вокруг кинотеатра, потому что сюда стекались ручьи с гористой округи. Не было автобусного движения, дома не были газифицированы, в большинстве жилых кварталах не было света. Ситуация стала выправляться, когда село Гудермес упразднили и оно вошло в городскую черту. А в начале 70-х годов, когда Гудермесский горисполком возглавлял Убайд Исмаилов, в «ауле» заасфальтировали сначала центральную улицу им.Х.Нурадилова, а потом – параллельную – им.Чайковского. Это позволило запустить автобусное движение. Помню, как вдохновляло люди, когда по этим двум улицам первый раз проехался небольшой маршрутный автобус марки «КАВЗ». Это действительно был праздник для местных жителей.

В заключение хотелось бы назвать имена людей – коренных жителей Гудермеса, которые оставили в 60-70-е годы добрый след в восстановлении доброго имени чеченцев. Кроме названных выше учителей, это были врачи: Султан Тагиев, Ваха Алабаев, Алауди Хадисов, Умар Апкаев, Шадид Апцаев, Сайд-Магомед Геземиев, художник Аманды Асуханов, спортсмены – боксеры Махади Дакаев, Майрбек Шамилов, Абу Борхаджиев, Вахит Алабаев, Насруди Башхаджиев, Руслан Этиев, Ахмед Муцаев, Иса Чагаев и их тренер Магомед Магомадов, борец Турпал Тавмурзаев, журналист Бухари Абзотов, партийно-хозяйственные руководители – Саид Бердукаев, Саид Исмаилов, братья Мадаевы, Лема Товмурзаев, Хас-Магомед и Магомед Геземиевы, Увайс Этиев, Хож-Ахмед Джамалханов, Тахир Дадагов, Хади Исмаилов, Шамиль Юсупов, Шарип Хаджимурадов, а чуть позднее – Саид и Сахаб Дабачхаджиевы, Лом-Али Тавмурзаев, Ризван Хадчукаев, Бадрудди Саидов, Ризван Чагаев и др.

После них выросли молодые кадры из «аульчан», которые руководили крупными организациями, предприятиями и учреждениями. Это: Ахмед Хадчукаев, Шейх-Ахмед Дудуркаев, Абдурахман Эсендиров, Бувайсар Канаев и т.д. В начале шальных 90-х годов все ключевые позиции в районной власти занимали представители «аула» Гудермес: Хусейн Садыков – председатель райсовета депутатов (потом его сменил Рамзан Лечхаджиев), Адлан Чучуев – первый секретарь горкома КПСС. Народной судьей была Зара Исмаилова. Перед первой военной кампанией исполнительную власть в Гудермесе возглавлял Ахмед Муцаев. В 1996г. префектуру Гудермесского района возглавлял Магомед Кучиев. В период правления Масхадова мэром города был Асланбек Ахмадов. Под занавес 20-го столетия после освобождения Гудермеса от боевиков район возглавила Малика Геземиева. Ее через год сменил Ахмед Абастов, который находился у власти до 2005 года.

В последние годы служебную карьеру сделали: Супьян Лечхаджиев, Заурбек Саидов, Нурид Борхаджиев и Мурад Тагиев, которые возглавляли министерство и комитет Правительства ЧР. Депутатами Парламента ЧР являются Рамзан Лечхаджиев и Саид Юсупов.

Хорошо проявили себя на спортивных аренах мира каратисты Леча Курбанов, Шамиль Локаев и Анзор Абастов, ставшие чемпионами Европы. Победителями российского первенства и престижных международных соревнований были: Хусейн Элиханов, Адлан Абзотов, Юсуп Гучигов и другие. Великолепные результаты в пауэрлифтинге показывает Тамерлан Башхаджиев. Есть успехи у коренных гудермесцев и на творческой ниве: Заслуженными работниками культуры ЧР являются художники Насруди Дабачхаджиев, Айнды Шамилов, журналисты и поэты Руслан Юсупов и Хожбауди Борхаджиев. Последний имеет еще звание Заслуженный журналист ЧР.

Этот послужной список можно продолжить. И хорошо, что были и есть люди, которые своим ратным трудом и талантом способствовали политическому, социальному и экономическому развитию не только города и района, но и всей республики.

Сегодня «аул» Гудермес – одно целое с городом, который первым в республике был заново отстроен и благоустроен. Его история всегда будет с нами, в наших душах. Пройдет время, и историей станут реалии сегодняшнего дня, ибо жизнь не стоит на месте, жизнь продолжается. И пусть она будет счастливой и радостной хотя бы для тех, кто творит добрые дела.

И, конечно, в преддверии 70-летия Великой Победы хотелось бы назвать имена отважных фронтовиков, мобилизованных из «аула» Гудермес. Это: Саид-Ахмед Алибеков, который дважды был представлен к званию Героя Советского Союза, братья Хамид и Гани Куразовы, Аманды Дабачхаджиев, Бауди Гайсумов, Абдурахман Ахмадов, Али Эльтемиров, Тапа Алабаев, Асхабов – героический защитник Брестской крепости, и многие другие. Их слава неувядаема, и их подвиг бессмертен.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

1617